5 стадий сепарации от мамы

Обещанный текст про маму и сепарацию с ней.

У меня, знаете ли, интересное мнение на этот счет (как примерно и по любому вопросу 🙂).
Это мнение очень честное, не прикрытое никакой излишней вежливостью и оттого — я заранее к этому готова — оно может оказаться непростым в принятии читателями.
С другой стороны, сразу скажу, что я редактировала этот текст не менее полусотни раз в течении нескольких месяцев, выверяя каждое слово. И каждое тут — важно. И каждая формулировка….

Но вначале — немного фактов и моей личной истории. Как всегда.

(истории другой, чем в первом посте про папу, и если вы его вдруг как-то пропустили — бегите вначале читать мою любимую историю ever)

Итак.

На данный момент у меня вполне устраивающие меня отношения с мамой.

Что это значит на практике?

Мы регулярно, ненавязчиво и оочень дружелюбно переписываемся в вотсапе, я узнаю их новости, рассказываю свои. Я испытываю к ней искреннюю дочернюю любовь (она для меня выражается в том, что мне не все равно, все ли у нее хорошо) и благодарность — за транслируемую ею любовь ко мне, а также, за то, что вырастила. 
При этом я крайне редко вспоминаю о маме без конкретного повода или разговора с кем-то. Могу задуматься, если долго не было вестей, например, но и только.

Какие у нее отношения со мной и устраивают ли они ее так, как меня — я не знаю. Она совершенно точно тоже любит меня и транслирует это. Но вот все остальное… В чужую голову без спроса вообще не залезешь, а спрашивать в конкретном случае у меня нет желания. 
Но я руководствуюсь принципом «если тебя что-то беспокоит — говори, ведь другой читать мысли не умеет», поэтому принимаю, что, если она ничего не пытается изменить — ее все устраивает.

При этом я уже эээээ почти два года, кажется?.. не видела маму даже в скайпе и не говорила с ней голосом. Мы регулярно переписываемся все это время, но после того, как я публично рассказала о своем настоящем отце — она не звонит. Нет, я не знаю, почему. Кое-какие догадки у меня имеются, разумеется, но снова — чужая голова потемки.
И я предпочитаю в этом месте опять думать, что она взрослая, и, если хотела бы — давно бы написала или сказала. Или прямо позвонила, как делала это раньше. Но она не не звонит и не пытается — значит, видимо, ей так комфортней.

Почему я не звоню сама? В самую первую очередь потому, что, честно говоря, не могу придумать, зачем мне это. Переписываемся мы очень мило и регулярно, на уровне погоды и фоток детей-внуков. Я знаю, что с ней все в порядке, узнаю ее основные новости — и мне хватает этого общения с ней. Даже тот факт, что она уже несколько месяцев мне не звонила, до меня в прошлом году и то не сразу дошел. То есть я могу общаться голосом, а могу нет.

И на данный момент — вот меня-то уж точно все устраивает.

(И именно поэтому я не пытаюсь ничего «прояснить». Это неизбежный конфликт с сомнительным результатом. Я взвешенно оцениваю риски и потенциальную пользу и сознательно выбираю то, что есть сейчас. И вообще, у меня правило в любых межличностных отношениях — если тебе не комфортно, ты и заводи разговор. А когда будет некомфортно мне — заведу я.)

«Пиздец какой, а не отношения с мамой!» — наверняка подумал сейчас кто-то из вас.

Я крепко не согласна 🙂 Но давайте чуть отмотаем пленку.

Вот мне 16, я гуляю с парнями как хочу, и думаю: «У меня самая лучшая в мире мама, она мне разрешает столько всего!». Не только думаю, но и говорю ей это вслух. Она довольно улыбается, конечно. И отвечает: «Ты все равно будешь делать так, как тебе хочется. Только если я буду запрещать, ты мне перестанешь рассказывать, где ты и с кем.»

В этом — она была мудра. Я возьму это в свое материнство, пожалуй.

Мне 8, и она кричит: «Что ты ревешь?! Тебе что, больно? Н-нааа, вот теперь тебе больно, теперь реви!». В 12 я научусь держать абсолютно каменное лицо при скандалах, это будет ее злить еще сильней, но швыряться в меня тапками она начнет уже издалека. В 18 — наконец додумаюсь захлопнуть дверь моей спальни на щеколду, бейся там в истерике как хочешь, я не отвечу.

Это чувство мне теперь очень понятно, но нам его, пожалуй, не надо.

Впрочем, как ребенок я была весьма «трудной» и гиперобщительной, вероятно — по ее воспоминаниям, детский психолог в начальной школе сказал ей, что меня надо «ломать», если она хочет, чтобы я была поспокойней. Она «решила, что не будет». Не знаю всей правды (с моей мамой это всегда так, увы), но в итоге я выросла свободолюбивой и твердо знающей собственную ценность для мира.

Спасибо, мама!..

Сепарироваться физически я начала намного раньше, чем психологически — в 17 лет уехала в общежитие университета, вернувшись потом в 19 на пару лет к ним, но уже в режиме «я тут временно».
С этим проблем не было ни малейших. За исключением редких скандалов в стиле «Ты так уборщицей жизнь кончишь, а сыроедение это твое — секта!», мы очень мирно прожили мою юность и начало взрослости. 
Делиться я с детства мало чем с ней делилась по-настоящему («у мамы нервы, зачем ей это») — потому что обесценить что угодно она могла в два слова просто проходя мимо. Поэтому я больше молчала, мы говорили про погоду и семью, читали книжки и смотрели сериалы вместе, а по факту — я просто не лезла в ее жизнь, а она относительно мало лезла в мою. 
И в целом, я считала, что мне вполне себе повезло с родителями. (и собственно, так оно и есть)

Накрыло меня тогда, когда я вышла замуж. И стала читать разное околопсихологическое. И задумываться.
И вот тут-то я вспооооооомнила!

Конечно, первым делом я сразу же вывалила ей все мои обиды. И тут-то ты меня била, мама. И там-то плакать не давала. И вообще!…

Я ж думала что? Что она скажет — извини, дочка, была не права. Больше не буду, давай дружить! 
И наступит у нас мир да любовь. Ведь у меня же такая замечательная мама, и вообще, мы всегда были лучшие подружки!..

А она что? 
Правильно, она крайне удивилась:»Ты чего вспомнила-то вообще?!! Нашла чего рыдать!»

…..

Тогда до меня дошла еще одна правда, совершенно неразличимая в детстве — а ведь действительно, она же никогда не умела признавать свои ошибки и извиняться… Вот вообще никогда, ни единого разика не вспомню. И ужасно несмешной анекдот про «мама всегда права» она воспринимает буквально.

Это было болезненное осознание. Как это так — моя мама совсем не такая замечательная?…

Злилась и обижалась на нее я тогда страшно. На то, что она «не такая», что не развивается, «не верит в психологию», отрицает кучу всего (абсолютно логично, потому что там адская БОЛЬ ее собственного детства).

Но это все детали, и у всех это по-своему, а главное, что я хочу донести, вот прям ключевое:

МОЯ МАМА ОКАЗАЛАСЬ СОВСЕМ НЕ ТАКОЙ, КАКОЙ Я ЕЕ СЕБЕ ПРЕДСТАВЛЯЛА.

И ключ этот — самый наиважнейший для сепарации. Сама суть ее.

Потому что мимо этого краеугольного камня не пройти никак. Пока мы дети — наше представление о маме очень идеалистичное. Когда становимся подростками — оно меняется на поверхности («да чо там предки понимают!»), но внутри все еще то же.

И только когда мы действительно взрослеем, с опорой на себя, сепарируемся — мы становимся в состоянии увидеть то, что мама — обычный человек. И зачастую — весьма не нашего вкуса или круга общения. Или просто — токсичный.

Это очень болезненное признание. Сколько иллюзий рушится, ой! 
Поэтому к нему не сразу подбираешься. Примерно как к проживанию любого горя — в пять стадий.

Помните их, да?
Отрицание — злость — торг — горе — принятие.

Итак.

Вначале отрицаешь — просто даже не видишь, что мама не всесильна. Говоришь — не катите на матерей, моя мамочка самая лучшая на свете, это вам просто не повезло!..

Потом — злишься. 
Глаза открываются, прошлогодние какашки из-под растаявшего снега вдруг так нестерпимо чернеют и выводят из себя.
Идешь «разговаривать по душам», а на деле — предъявляешь обиды, скандалишь, пытаешься ей что-то втолковать, потребовать извинений, мама, как ты могла!..

Чаще всего — натыкаешься на глухую стену. Это больно. Это прям очень больно. В этот момент надо плакать. Надо злиться, выговариваться и плакать. 
И еще больше надо проживать эту злость до конца, до слез и принятия — она дает ресурс на отделение, на полноценный запуск процесса. На точку of no-return.

Важно помнить — злость конечна. Обиды конечны. Ты не будешь вечно злиться, если действительно позволишь себе это прожить.

Потом, после злости… потом торгуешься, конечно 🙂

Окей, мама вот такая (и даже не стыдится, вот же ж!!! — искрят последние клочки гнева).

Тогда…. тогда мне надо ее простить, о! Письма, практики, поклоны, расстановки!..
Или нет… надо мяяяягко изменять ее, подсовывая всякое нужное, но заботясь о ней, через ласку. Ну разумеется!
Или нет… надо показать ей, какая я счастливая, и тогда она, конечно, все поймет и сама потянется к новому…

Поиск Идеальных Отношений с Мамой продолжается. Практически всегда — бесплодный.

В этом периоде можно застрять очень надолго. В нем не так больно, уже можно дышать, а главное — есть надежда. Что однажды она все-таки меня услышит. Однажды изменится. Да и вообще, все не так плохо!..

Некоторые мамы правда меняются. Признают ошибки. Становятся подругами.
Увы, так везет очень не всем…

Чаще всего потом, рано или поздно, все-таки приходит понимание тщетности всего этого.

Я ее прощаю-прощаю, а легче мне не становится!
Я ей книжки даю, в отпуск вожу, к психологу записала — а она так и ни на сантиметр не меняется!
Я ей рассказываю, как выросла и как счастлива….. а все без толку.

Она не изменится НИКОГДА!
У меня никогда не будет ТАКИХ отношений с мамой!
Все пропало!!….

(…у меня десятилетнего никогда не будет велосипеда, ааа!… помните, да?)

И вот это надо отгоревать. Просто тупо дистанцироваться и нырнуть в уже не такую страшную, а больше грустную, но все-таки еще боль на десять метров без акваланга. И верить, что пройдет. Верить, что вынырнешь.

Потому что — однажды обязательно да.

Вынырнешь и увидишь, что мама твоя — обычный человек. С кучей проблем и издержками своего трудного детства. И твое детство и взрослость — ну тоже вот такие. Без велосипеда… тьфу, в смысле, Идеальных Отношений с Мамой.
Все.
Не будет их!
НИ-КОГ-ДА.

Какие-нибудь будут, но Идеальные — нет. 
Точка.

……..ааааааааааа……….

И еще раз. По кругу. Столько раз, сколько будет нужно.

Но действительно отгоревав, на той стороне туннеля… как-то вдруг все-таки становится легче. Светло-грустно так, знаете.
Принимаешь себя, свою данность — и принимаешь ее, маму. Ну, вот как она есть. И уже, в общем-то, без «аааааа».

Там чувствуешь благодарность — настоящую, не картонно-прилично-прикрывающую твои обиды, а прям реальную благодарность. За то, что дала жизнь. И даже вырастила. Как могла.

Любишь? Не факт. 
Если повезло.

Мне повезло, я вот свою маму люблю. Пройдя все эти этапы — я совершенно спокойно и уверенно могу сказать, что маму я люблю. И ничто плохое не стерло и не перевесило все то хорошее, что было и продолжает быть.

А например, отчима (которого до 27 лет считала родным отцом, вы помните) не люблю. Никогда не любила, да его толком в моей жизни и не было никогда, увы. Просто благодарна за то, что вырастил и желаю ему всяческого… ээээ… счастья в моем понимании тут уже вряд ли, конечно, но хотя бы уже спокойного продолжения жизни точно, скажем так.

Любовь и благодарность вообще часто путают, а это ведь очень про разное. И одно без другого очень даже бывает.

(и да, если так случилось, что ты взрослая маму не любишь — с этим тоже все ок, вины тут твоей нет никакой)

А еще — да-да, теперь ты тоже взрослая. И можешь выбирать общение с мамой как с равной себе — то есть, по своему усмотрению. Хочешь — много. Хочешь — мало. Хочешь — близко. Или далеко. И, разумеется, с ее стороны это ровно точно так же. И вы ищете компромисс, устраивающий обеих. Как в любых отношениях двоих взрослых.

Например, я не так давно с удивлением призналась себе в очевидном, казалось бы, факте — с моей мамой мне теперь довольно скучно общаться. У нас абсолютно полярные жизни, нам реально не о чем разговаривать, она не разбирается в моих интересах, а то, чем она живет, не интересно уже мне. Мы капитально расходимся во мнениях практически во всех важных для меня моментах и коммуникация с ней зачастую напоминает поход по минному полю.
В реальном общении это чуть сглаживается, и я, в общем-то, любила ее приезды, главное было — пережить первые дни адской притирки и взаимного фейспалма. Но по телефону/скайпу эти несоответствия всегда обостряются, к сожалению.

Стала бы я пытаться поддерживать близкие отношения с такой женщиной, не будь она моей мамой? Ну… давайте честно. Нет же, разумеется. Я вообще никогда и ни с кем не общаюсь просто из вежливости дольше строго необходимого.

А с мамой почему-то обязательно принято идти именно в глубочайшую близость… как будто ты это обязана.

Но все ограничивающие меня социальные нормы я всегда подвергаю очень сильному сомнению, прежде чем им следовать.
И оказалось, что и эта — надуманная.

Оказалось, что можно общаться с мамой очень поверхностно, с благодарностью — и тебе будет этого хватать. Да и ей, судя по всему.

Мы ничего не должны друг другу (кроме, пожалуй, моего ей обеспечения ухода в случае ее старческой немощи, по моим критериям), поэтому общение — только то, что взаимоприятно. И если оно не такое — то зачем?..
Чувству благодарности и даже любви это никак не мешает.

Вот как-то так.

Ах, да. 
При воспитании сына это тоже моя главная мантра — в будущем у него обязательно будут претензии ко мне, что бы я ни делала и какой бы идеальной матерью не пыталась быть (я, впрочем, и не пытаюсь). 
И моя задача будет — признавать ошибки, просить прощения, и одновременно не предавая собственные границы тоже. Чтобы позволить ему сепарироваться, я должна буду оставаться во взрослой позиции и видеть взрослого в нем. И с пониманием относиться к выдерживанию определенной дистанции, через которую ему нужно будет пройти.

А потом… если я хочу остаться ему интересной, не только как мама, но и как человек — это моя зона ответственности. С моей стороны — она только моя. 
Но.
Если в какой-то момент станет понятно, что нам не о чем разговаривать… ну, что ж, так бывает между взрослыми людьми.

Так — бывает.
И это — окей.

БУРНОЕ ОБСУЖДЕНИЕ ЭТОГО ТЕКСТА В ФБ

Серия публикаций: Терапия

Юлия Сианто

Привет! Я автор этого блога и, по совместительству, человек, который любит собирать и рассказывать истории.

Подробнее обо мне можно почитать тут.

Основная площадка, где я веду блог - это мой аккаунт в фейсбуке. Этот сайт - скорее библиотека.

Я пишу разные тексты - о внутреннем поиске, писательстве, отношениях и, конечно, материнстве. Еще я собираю и редактирую чужие анонимные истории, об этом мой проект "Истории из Шкафа".

В общем, заходите, читайте, а если понравится - фолловьте в фейсбуке и подписывайтесь на мои нерегулярные, но очень душевные письма (форма подписки будет ниже).

До встречи? :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.