Человек второго сорта.

— Я немного возьму, ну, пока они по акции, лааадно? — дергаю я мужа за рукав и ковыряю пальчиком в ладошке.
— Да бери, конечно, — кивает он.

Через две минуты:

— Ойййй, как же хочется, ну я чуть-чуть только, вместо тортика?
— Ну, ты же знаешь наш бюджет, — слегка раздражается Алекс.
— Да, но они легкие, вон сколько их тут, а даже за евро не должно выйти, можно? Пирожное дороже стоит!
— Да я не в том смысле! Бери, бери, если решила!

Еще через пять:

— Ааа, извини, пожалуйста, но я вот это еще возьму, и даже две банки, они по акции, со скидкой, потом все равно брать…
— Какого черта?!
— А? Что?
— Какого черта ты все время оправдываешься? Ты же уже решила, что нам это надо? Вот и клади в тележку! Если я чему-то сильно удивлюсь, я тебя сам спрошу. Но, вообще, ты же взрослая, ты знаешь наши финансовые дела и именно ты в семье ответственна за покупки уже пятый год — то есть ты явно в состоянии оценить их адекватно. Если ты хочешь и, по твоему мнению, мы можем себе это позволить — бери! Ты не транжира, которую мне надо постоянно контролировать — я бы на такой и не женился. Я доверяю тебе. Хватит все время оправдываться и искать причины, зачем тебе это надо! Либо бери, либо нет!..

…и эта ситуация регулярно повторяется уже да — пятый год.

Я продолжаю извиняться и оправдываться — за свои покупки, за мою еду, которую он не ест, а я люблю, за поездку в Израиль к папе, за разрисованные сыном стены, за нежелание близости, за поход на танцы, за получасовой душ…
И это не только потому, что я практически полностью от него сейчас финансово завишу, хотя и это тоже, безусловно. Но, все-таки, деньги в нашей семье — общие, это закон. Я не обязана отчитываться за каждую свою покупку. Мы доверяем разумности трат друг друга.

Нет, муж — это только симптом. Извиняюсь и отправдываюсь я всю свою жизнь. За все и перед многими.
За то, что я в домашней одежде у себя же дома.
За то, что публикую рекламу своих курсов у себя же в блоге.
За то, что прошу у врача распечатку моих же собственных анализов.

Я вдруг, ни с того ни с сего, начинаю заискивать, унижительно сама о себе говорить, придумывать какие-то идиотские причины, пытаясь «угодить» собеседнику, нелепо шутить, стараясь вызвать его улыбку.
И, когда ситуация кончается, контакт с человеком завершается, я сама от себя же плююсь. Дура, говорю себе. Зачем ты так унижалась? Зачем вся эта лесть и слащавость? Тьфу!..

…впрочем, теперь я знаю, зачем.
Выживание.

Именно так моя мама выживала в Советском Союзе и в 90-х — прогибаясь под всех и вся, кто хотя бы теоретически мог иметь какую-либо власть. Включая учителей и вахтеров, например…
Я вообще почти не помню ее защищающей — ни себя, ни нас. Ее единственный план всегда был — подстроиться, стерпеть. Все стерпеть, любое говно, не отвечая, только проглатывая — лишь бы избежать конфликта и тем самым выжить. У мамы это наверняка тоже от ее мамы, конечно — их семья выживала в немецкой оккупации….
И я — дочь их рода — копирую.
Я не научилась защищаться — только прогибаться.

А реальность вокруг послушно мне предоставляет тех, кто действительно с радостью вытрет об меня ноги и заставит чувствовать себя человеком второго сорта.

Одно из первых воспоминаний детства. Садик. Две девочки, передающие дефицитную тогда жевательную резинку одна другой. Я тоже прошу попробовать кусочек.
«Нет, вот еще! — презрительно отвечают они. — Нам уже четыре года, а тебе еще три! Малявка!»..
Плачу, но жаловаться никому не смею. Ведь мне и правда три — я октябрьская, осенняя, вечно самая младшая…
Я хуже их.

Начальная школа. Подружка, которая за моей спиной выдает все мои секреты. Я узнаю, справедливо возмущаюсь, а она перед всем классом обсмеивает меня, с другими своими подружками. И, конечно, бьет по больным местам, которые отлично знает. Я молчу, мне нечем крыть, а потом рыдаю, рыдаю в раздевалке…

Десять лет. Новая школа. Класс непросто меня принимает, бойкотирует, но я терплю, молчу и вскоре как-то все-таки ассимилируюсь. Но особенно жесткий, продолжающийся все три года «прием» мне оказывает кружок богатеньких девочек, которые не пропускают меня мимо без язвительных шуток. Я прячу голову в плечи и сглатываю.
Правда, быстро выучиваю ходить другими коридорами и эта привычка выглядывать людей издалека — со мной до сих пор.

Старшая школа. Университет. Танцы. Всегда, всегда появляются какие-то лживые насквозь подружки, которые до поры до времени рядом, а потом… потом они всегда остры на язык, а я — стою и обтекаю.

И, конечно, чувствую, что все время не дотягиваю. Все время недостаточно хороша. Недостаточно стройная фигура, недостаточно красивое лицо, недостаточно быстро танцую, недостаточно хорошо одеваюсь.
Пишу — тоже так себе. Хорошо, но недостаточно.
Ведь мне так говорят, а защитить себя я не могу. Не имею права.
Я же — второго сорта. Это так сильно вбито в подсознание, что больно даже думать.

Знаете, я недавно ходила к врачу, а он сразу чуть ли не с порога как спросил так строго (а на самом деле, нормально) — а вы, случаем, не вегетарианка?
И все.
Всеее, я тут же начала оправдываться, мельтешить, нести какую-то херню, лишь бы только его устроил мой ответ и оправдания, лишь бы он… не рассердился?..

Потом я вышла и подумала словами Алекса — Юля, какого хрена?!..
Это он тебе предоставляет услугу, а не наоборот. Ты не обязана быть послушной и правильной, и пытаться ему угодить! На-о-бо-рот! Он должен быть вежливым и стараться угодить — тебе! Ведь это ты — клиент!..

И это случается со всеми — уборщицами (о боже, у меня так грязно, что они обо мне подумают?! — а не пофиг ли, они за этим и приходят, чтобы прибрать?), соседями (ради бога, любите нас, чтобы не дай бог не пожаловались на наш шум… what?!), продавцами в магазине… Что уж говорить про тех, кто хоть немного выше — вроде контролеров и директора садика? Хочется просто таки схватить себя за шкирку и потрясти — дух поджатого хвоста, отпусти невинное дитя!!..

…и таки потихоньку отпускает, знаете. Осознание — великая вещь.

Оказалось, что единственное лечение это — взрослость. Четко выставленные границы и умение отбивать на них удары, не унижая в ответ. Умение входить в конфликт. Знание своих прав и ответственности. Постановка себя в первый круг внимания — раз и навсегда, всерьез, а не только тогда, когда рядом никого и можно расслабиться.

Приучаю себя — ценить себя же. Через протест, эксперименты, конфликты — пробую, вживляю в свою голову новую программу.

Смело засираю квартиру к приходу уборщиц.
Покупаю себе любую доступную нам еду, вне зависимости от мнения мужа и даже акций в магазине.
Ухожу на танцы до часу ночи и пусть крутятся вдвоем как хотят.
Не готовлю отдельный ужин и обед мужу, если у меня самой и так есть еда.

Наконец, на прошлой неделе у врача — я сумела зайти в кабинет с гордо поднятой головой и готовой к любым вопросам, помня, что Я — здесь клиент.
И, знаете — сработало. Выдал все, что нужно, был крайне вежлив и общался со мной, как с равной (а не как с ребенком, как обычно я привыкла).

Ну и что, что я целый час перед этим себя настраивала практически аутотренингом. Ерунда! Всего ничего!
Главное — получилось.
Получается…..

…- Ой, ты черники купила? Я и не видел!
— Да, захотелось.
— Вместо тортика? Акция была?
— Нет. Просто — захотелось.

 

Обсуждение и комментарии можно почитать тут.

 

А продолжение текста еще вот тут.

Юлия Сианто

Привет! Я автор этого блога и, по совместительству, человек, который любит собирать и рассказывать истории.

Подробнее обо мне можно почитать тут.

Основная площадка, где я веду блог - это мой аккаунт в фейсбуке. Этот сайт - скорее библиотека.

Я пишу разные тексты - о внутреннем поиске, писательстве, отношениях и, конечно, материнстве. Еще я собираю и редактирую чужие анонимные истории, об этом мой проект "Истории из Шкафа".

В общем, заходите, читайте, а если понравится - фолловьте в фейсбуке и подписывайтесь на мои нерегулярные, но очень душевные письма (форма подписки будет ниже).

До встречи? :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *