История полиаморных отношений с И., откровенная и яркая.

Я думала, что научу его чему-нибудь. 
Я же старше, опытнее. Во всем.
Потом узнала, что он относительно недавно расстался с девушкой, вернее, она с ним — и это было болезненно. И тем более уверилась — со мной он вдохновится, раскроется, задумается глубже…

Боже мой, как же я ошиблась.

Началось все абсолютно невинно. Симпатичный мальчик на танцах — я почему-то сразу запомнила его лицо, выразительное и такое, слегка неправильное, но одновременно жгуче красивое. Самим танцеванием он тоже быстро выделился в моем мысленном списке — да, начинашка, все очень простенько, но какое комфортное ведение! И музыкальность! И ловит просто на ходу!..
Бьюсь об заклад, что, если он продолжит в том же духе, то через год-два его будет знать вся вкс-тусовка Германии.

Поэтому я танцевала с ним все больше. И флиртовала. И болтала. И…

«Ты сказал, что у тебя дома есть место? И что завтра будет время? Потанцуем?»
«О, давай! С пяти я свободен, приходи».
«Ммм… А ничего, если я с сыном? Включим ему мультики на часик, он не помешает».
«Да, конечно!»

Ох, вот эти его «конечно», «разумеется», «sure!»…..
Я даже понятия не имела, насколько он меня еще этим удивит.

Он встретил нас в парке, развлек Рики, сделал ему пиццу — все это вроде бы «само собой», но ни разу не пытаясь мне угодить. Просто потому что и ему самому это было интересно.

На вечеринках до этого мы только шутили, по большей части, и вели small talk. Его обычное спокойствие я воспринимала как некоторую закомплексованность и даже (боже, как стыдно за эти мысли!) незрелость в силу возраста… 
Но эта встреча перевернула мои представления о нем.

Мы вдруг заговорили о таких темах, что редко случаются для меня в реальном общении в последние годы. Например, о красоте математических паттернов и роботизации мира. О прочитанных книжках, внутренней свободе и далеких мечтах.
О том, интересуют ли его и парни тоже, или он чисто гетеро.
Об отношениях во всем их многообразии. Свободных, в том числе.
Он открывался мне мгновенно, легко, без малейшего самоосуждения даже в ответах на самые каверзные мои вопросы. Которые, я знаю, часто ставят в тупик.

Ох, парень, а ты не так прост!..

Я обняла его первой, едва зайдя к нему домой. Просто не выдержала больше. Обняла не впервые, впрочем — на танцах это уже было… но не так.
А тут… Нет, это не было чем-то сексуальным. Кровь никуда не прилила и волной не накрыло. Было просто невероятно комфортно, словно руками ты обнимаешь человека целиком, со всеми его индивидуальностями. И он тебя — тоже.

Мы танцевали. Много. И обнимались — постоянно.

Пришло время уходить.
«Я хочу тебя поцеловать», — прошептала нетерпеливая я, в последний раз зарываясь носом в его плечо. — «понимаю, что сейчас это будет лишним, но это то честное, что я сейчас чувствую».
«Спасибо тебе за честность. Я тоже это чувствую. И тоже думаю, что лучше не в этот раз», — ответил он, обняв меня еще крепче.

И — правильно.

…»Сможешь сегодня вечером? Я буду одна. И после отбоя Рики у нас будет время до часу или двух ночи».
«Смогу».

И снова — бесконечные разговоры, глубокие как марианская впадина, и возможность свободно говорить о том, о чем не принято.

«Я почему-то думала, что ты такой… ну… ну, что кроме твоей бывшей девушки у тебя больше никого еще не было. Все-таки вы долго встречались».
«Ха. Не, я, конечно, nerd, но не настолько 🙂 И до нее у меня были девушки. Хотя, надо признаться, с момента расставания я был в постели еще всего только с одной. И… Ну, у меня ничего не получилось. То есть, я абсолютно уверен, что это было чисто психологический вопрос в тот конкретный раз, там было очень много внешнего давления, но вот факт.»

Ты? Рассказываешь мне вот так спокойно о том, чего все мужчины обычно ужасно стыдятся?..
Но снова — ни малейшего самоосуждения.

Я слушала, расспрашивала обо всем, что только приходило на ум, смотрела в его бездонные глаза и, конечно, опять не выдержала первой. И поцеловала.

…у меня еще никогда не было такого первого секса. Хотя, говоря откровенно, того, что люди обычно называют сексом, в общем-то и не было. Потому что мне не захотелось идти до конца в этот раз. Потому что — вообще все было ровно так, как я хотела. До последней запятой.

Не было фейверка запретности и жадного вгрызания друг в друга. 
Было — плавно, с перерывами на обсудить, полюбоваться, прояснить «тебе это как?». Потом снова — еще одна волна взаимного желания.
Равноправно и равноценно — до невозможности поверить, что так вообще бывает в самый первый раз. Вот с этим молодым парнем, таким совсем другим, чем все те, что были когда-то давно, много лет назад, в прошлой моей самонасильственной жизни.

Ответы на любые, самые интимные вопросы — спокойно и расслабленно. 
Принятие моего смущения. Моих ограничений. Меня, вот такой, какая есть. Ни словом, ни жестом, ни даже взглядом ни разу не обесценив и не посомневавшись, ни в чем.
Принятие!..
Себя — в первую очередь. До какой-то восхитительно недоступной даже мне степени.
И свободы других — быть другими.

«Это ничего, что я… ну вот такая?»
«Sure!..»

И — никакой объективизации. Это так удивительно, я пишу и у меня глаза на мокром месте — но, представляете, ни на секунду я не почувствовала себя телом, которое он хочет.
Ни единого привычного комплимента моей внешности или фигуре (а я сейчас вообще-то в такой форме, в какой давно не была — и точно знаю, что там есть что похвалить!).
Только — «мне так интересно с тобой», «ты мне нравишься», «it feels nice to be with you».

(и одновременно как же сложно оказалось не ждать и не выпрашивать этого постоянного сладкого восхищения себя красивой как главную твою оценку!..)

Он транслировал какое-то такое сложноуловимое и безусловное уважение к женщине, как равноценному партнеру и просто — равной. Во всем. Без снисхождения и без восторга одновременно, просто естественно-дружелюбно, как сама жизнь.
Никаких сексистких и полусексистких шуток, никакого сравнения мужчин и женщин, вообще никакого разделения, кроме, собственно, разговоров о того, кто кого предпочитает в постели. И только.

«Ты один из самых психологически здоровых парней, с кем я встречалась в своей жизни».
«Серьезно?…»

И еще, конечно, я не могла не заметить это такое случайно упомянутое «моя мама всегда очень много говорила со мной о чувствах».

В следующий раз расспрошу подробнее, что ли. Вместе с еще тысячью других важных вещей.
Расспрошу, замирая от восторга и стараясь поверить, что таки да, бывают люди, границы нормальности которых — такие.

Wow.

БУРНОЕ ОБСУЖДЕНИЕ В ФЕЙСБУКЕ


«Привет.

Мне хочется поделиться с тобой некоторыми мыслями, что родились у меня в ответ на наш разговор. Поделиться… ну, как с другом? 🙂

Ты спросил меня, как долго я была в послеродовой депрессии и в тот момент я растерялась, не зная, что тебе ответить.
Потому что, говоря откровенно, еще не наступил тот момент, когда я могла бы сказать «о, теперь я уже точно все!»

Откровенно говоря, рождение сына повергло меня в самую глубокую черную дыру, в какой я только вообще была в своей жизни. Это звучит как абсурд, да? Ну, в смысле, ты так сильно ждешь этого момента, планируешь, мечтаешь… И вот — любовь всей твоей жизни у тебя в руках, вы оба здоровы и тебе даже не нужно беспокоиться о пропитании и крыше над головой… и вдруг, ни с того, ни с сего, ты ощущаешь себя в собственноручно выстроенной тюрьме.

Знаешь, мне тогда показалось, что вся моя жизнь кончилась, прямо там. Все илюзии и надежды рассыпались в прах. Я оплакивала свою прошлую жизнь снова и снова и не видела просвета в будущем. Лет эдак на пятнадцать, как минимум. Самих лучших лет моей молодости.

Так я начала писать.
Я писала каждую свободную минуту — в то время, когда сын спал. Впрочем, это стало реальным только в его три месяца — до этого он спал днем исключительно на моем животе, причем обязательно лежа… Но в три-три с половиной месяца в моей темнице прорубили крохотное окошко. В фейсбук 🙂

Удивительно, но те, самые первые тексты и статьи — сразу принесли мне некоторую известность, хоть и в узких кругах. Их до сих пор перепечатывают, шерят и благодарят меня за них. Я верю, что это заслуга моих эмоций, зашитых в каждую строчку — эмоций честных, сырых, до самого дна…

Так, блог стал моей лучшей самотерапией. В моменты глухого отчаяния я плакала, а потом шла к компьютеру — размышлять о том, что же меня подкосило в этот раз. Недосып, неправильная еда, токсичный разговор — я по кирпичикам разбирала мою жизнь на составляющие, влияющие на мое самочувствие.

Этот процесс продолжается до сих пор, конечно. Но начался он именно тогда…
Процесс познания себя настоящей и того, что я могу вынести из этого опыта.

Как же я повзрослела за эти два с лишним года! Сколько нового о себе узнала! А особенно, конечно, свою Тень, которую — хочешь, не хочешь, а пришлось принимать. В тюремной камере от нее некуда спрятаться…
Зато теперь я могу «чувствовать свои чувства и ловить от них кайф» ;), какими бы странными они не были порой. Я просто знаю, что они — абсолютно все! — когда-нибудь проходят.

С тех пор, как я вернулась в танцы, все стало еще лучше.
И одновременно хуже.

Потому что стало болезненно очевидно, что все годы замужества я скрывала эту мощнейшую страсть жизни от самой себя, прячась от правды за разными дурацкими оправданиями. Например,»он не танцует, поэтому и я не должна, иначе я же неминуемо начну флиртовать и даже кем-нибудь увлекусь…»
Ха.
Как ты видишь, я неплохо себя знаю 😉

(а еще сейчас я регулярно чувствую вот это такое больное «черт побери, зачем, зачем я потеряла столько лет??!..» Но это ничего, я их проживаю и они уходят. Потому помню, что я же взрослая и за мои решения и не-решения несет ответственность всего только один человек на свете. Я.)

Но, несмотря на то, что случившееся ничего не разрушило и даже улучшило мою семейную жизнь (и весьма увеселило ее, ыыы), мое материнство по-прежнему со мной. Слава богу, конечно. Я люблю своего сына больше, чем кого-либо вообще когда-то любила.

Но и в этой тюрьме я все еще живу каждый божий день… Нет, конечно, мне все легче, а садик так и вовсе заменит тюрьму на приятную высылку в Сибирь, но, тем не менее.

Танцы… они дали мне еще одну параллельную жизнь (писательство и блог были первой такой).
Когда я танцую — я забываю обо всем. Просто живу моментом. Глубоко и свободно дышу. Чувствую себя — только собой.

И ты — тоже в какой-то степени стал частью этой параллельной жизни. На самом деле, я так занята любимой работой и сыном, что, если бы ты не был «с танцев», то вряд ли бы что-то случилось между нами. Хоть что-то.

Но у нас есть общая страсть. И поэтому, быть рядом с тобой — мне тоже помогает дышать. И мотивирует танцевать чаще, лучше, без отговорок, и заботиться о себе лучше, и просто быть — лучшей версией себя.

Словно бы в эти две недели в моей тюрьме мне то и дело дают намного больше отгулов, чем раньше.

Спасибо, что ты ты случился и случаешься со мной.
Любым комфортным для тебя способом.

Спасибо.

Julia.»

ОБСУЖДЕНИЕ ПИСЬМА В ФЕЙСБУКЕ


«Я успел вскочить в поезд в самую последнюю минуту. И это был последний же ночной поезд — из аэропорта в город. Наш рейс задержали на два часа!..
Но теперь я выдохнул наконец — не пройдет и четверти часа, как я буду в кровати.

И практически тут же моя надежда на скорый отдых снова потерпела крах.

Этот состав шел не по маршруту, а прямиком в центр Лондона, в депо, и не собирался останавливаться на нужной мне станции. Черт! Это означало, что еще целый час мне предстояло протрястись в автобусе, возвращась половину проделанного под землей пути.
Уставший, задолбавшийся, сонный — больше всего на свете мне бы хотелось в тот момент позвонить своей жене, услышать ее нежный голос… Но именно в эту ночь я не мог. В одну из самых адских ночей за последние месяцы — она не была доступна мне даже онлайн. Потому что… потому что она была с другим мужчиной в нашей квартире. И я знал об этом с того самого момента, когда она пригласила его.

Красный двухэтажный автобус медленно вез меня по улицам Лондона. Я обнимал свой рюкзак, пялился в темноту окна, наблюдал за странными фигурами припозднившихся людей — и чувствовал. Миллион разных чувств. Большинство из них не было приятными. Ревность, зависть, злость, отчаяние… Но я знал — они только мои. Не ее. Каждое из этих чувств — было моей ответственностью. И я сам должен был прожить их до конца.

В конце концов, мы оба знали, что этот момент наступит. И вместе же решили, что справимся с нашими чувствами. Каждый из нас.

Когда я добрался наконец до дома подруги, она встретила меня сонным объятием. Для меня был заготовлен надувной матрас, на полу рядом с ее кроватью.
В ту минуту, однако, она сообразила вдруг, что одеяло могло оказаться слишком тонким для комнаты без отопления в весеннем Лондоне. Мы тут же посмеялись, что, если я замерзу, то, вероятно, мне придется залезть к ней в кровать и греться, обнимая ее…

Я улегся на свой матрас и невольно вспомнил, как много и бурно мы обсуждали с Юлей перед моим отъездом все это — свободу, доверие, равноправие. Я мог, если бы хотел. Если бы оба хотели. Я мог бы переспать с моей подругой. Как угодно, сколько угодно. С кем угодно, если уж на то пошло…

И в этот момент я получил сообщение — «он ушел домой». Она могла поговорить со мной.

Моим первым порывом, конечно, было спросить, что же — было?.. Юля ответила мне тут же, прямо и без увиливаний. Ну, мы ведь договорились говорить обо всем случающемся с нами свободно и открыто.

А я… в тот момент я явно падал в «прошлое», в те старые и привычные мысли, что любовь равно собственность. Что отношения равны безраздельному и единоличному владению душой и телом партнера. Все, о чем я мог думать в ту минуту — случился ли у них секс или нет!..

На самом деле, как же легко бывает «съехать вниз» в то давно заученное как правильное, провалиться в того себя, каким ты жил всю жизнь до этого!.. Стоит только случиться тяжелому дню, а тебе — адски устать, или попасть в ситуацию, в которой ты еще не был. И как же трудно может быть снова вернуться «на светлую сторону Луны»!..

Юля, как она мне потом рассказала, тоже в ту ночь невольно думала о том, что могло случиться в доме моей подруги, который, к тому же, та делит с другими молодыми и красивыми девушками.
И вот он я — находился сейчас в этом самом доме. И — в полуметре от кровати…

На следующее утро нас обоих разбирало любопытство. Я хотел знать детали того, что случилось, и Юля тоже. Случилось ли?.. Она знала, что моя подруга мне когда-то очень нравилась, и мы даже практически начали встречаться.
В это утро мы, муж и жена, превратились в двух лучших друзей, которым не терпелось узнать все подробности о (возможных) приключениях друг друга за прошедшую ночь.
Это было очень ново. И ощутилось невероятно классным! Я никогда еще не видел этой стороны характера моей жены!

О том парне я знал все с самого начала. Про их танцы, разговоры, все-все. Я знал, что она пригласила его к нам домой. И вот — я слушал подробности прошедшей ночи и то, что она чувствовала и как это было… И мне было — окей. Заметьте, я не сказал — комфортно. Я сказал — окей. Я давно вылез из своей зоны комфорта, еще миллион километров назад. Но именно так рост и происходит.

В то солнечное утро я быстро и решительно шел по улицам Ислингтона, когда внезапно поймал важный инсайт.
Я не ревновал ее! Вообще. Главное чувство, пришедшее ко мне накануне — была зависть. Я завидовал. Завидовал тому парню, завидовал Юле, завидовал им, которые пережили такую прекрасную ночь и получили такой замечательный опыт. Я завидовал всем остальным людям в мире, у которых вчера не было такого адского дня, как у меня.

Вот только… только ведь миллионы людей позавидовали бы и мне, заходящему в двери одного из лучших рекламных агентств Лондона — чтобы встретиться с его креативным директором, который наверняка захочет меня взять к себе работать. (спойлер — увы, нет)

В этот вечер, когда я вернулся наконец домой, мы, обнимаясь и целуясь, проговорили до поздней ночи. Мы делились каждым впечатлением и мельчайшими подробностями. Я смотрел своим демонам в лицо и смеялся над ними. Мы были близки как никогда. Свобода пульсировала в наших венах, мы пустили ее к себе в тела и головы. Да, это было трудно. Но ощущалось — невероятно.

Любовь — это не владение другим человеком. Любовь — не конечна. В итоге — я был действительно счастлив, что у нее случился такой опыт. Ровно так же, как и она была счастлива за меня — за все то, что случилось со мной в эти дни.

Поэтому я спросил ее, хотела бы она пригласить его к нам в гости. Она пришла в восторг и сказала, что обязательно спросит, хочет ли он сам.

А я.. я-то точно захотел с ним познакомиться.
И, в конце концов, кто знает, что может случиться с нами тремя и бутылкой отличного португальского вина?…»

(Текст моего мужа Алекса)

ОБСУЖДЕНИЕ ЕГО В ФЕЙСБУКЕ


Мое сознание в этот момент вдруг словно раздвоилось. Одним я внимательно смотрела на экран и слушала, что говорит выступающий, а вторым… вторым я чувствовала и впитывала телесность происходящего.

Под правой рукой — спина мужа, знакомый и родной покат плеч, коротко остриженные волосы, которыми я так люблю щекотать свою ладонь…
Левое бедро — под столом касалось бедра И., и это прикосновение жгло меня настойчивым отсветом желания, которое даже не нужно продолжать, но так приятно — чувствовать.

Мы смотрели видео про полиаморию — TEDtalk, который И. решил показать нам именно в тот момент, уж не знаю почему. Ролик был отличный — невероятно харизматичный ведущий много и очень к месту шутил, и одновременно с этим умудрялся задеть самые глубокие струнки в сердцах. В наших трех-то уж точно.

В какой-то момент я осмелела и положила руку на спину И. тоже.
Постояла так некоторое время — две руки на спинах двух мужчин, таких разных и таких похожих одновременно.

И девочка, которой всегда говорили «Ты слишком много хочешь! Нельзя иметь все и сразу!» — расплакалась в моей душе.

Выкусите!
Хочу. Имею.

…вообще, это был удивительный опыт, конечно.

Наша недолгая история с И. к этому времени уже вроде как закончилась — но что-то внутри меня еще жгло надеждой на продолжение. Чего-то не хватало для финальной точки. Но поговорить все не получалось, потому что и встретиться было некогда, да я и сама не понимала, в чем же затык.

И мы словно подвисли в этим — вроде как общаемся по-дружески, но одновременно с сильным налетом флирта, постоянными взаимными подколами и при редких пересечениях на танцах — с чуть более нежными, чем положено просто друзьям, объятиями.
И мечтами. Моими.
Блин.

«Хочешь прийти к нам в гости? Я думаю, вам с Алексом будет взаимно интересно пообщаться.»
«О да, с большим удовольствием!»

До этого они уже виделись однажды. На уроке танцев для начинающих — Алекс пошел поучиться, а И. там помогал преподавателю.
Я появилась в зале после занятия, вместе с Рики — чтобы и самой потанцевать немного на импровизированной мини-дискотеке.

Муж подошел к нам первым, конечно, а потом — И.

«Ты, наверное, Алекс? Я подумал, что ты похож на те фотографии, что я видел в сети, но, честно говоря, не ожидал встретиться вот так лицом к лицу. И где? На танцах!»
«Да-да, я он самый! И я тебя сразу узнал, конечно. Рад знакомству :)»

Я слушала это, затаив дыхание. Ко всему прочему, это была еще и первая моя встреча с И. после той совместной ночи. О которой Алекс, разумеется, знал во всех подробностях… И И. знал, что Алекс знал!

Они крепко пожали друг другу руки.

…аааа, эта штука со свободными отношениями реально работает!!!..

А теперь И. пришел к нам в гости.

…вначале они стеснялись.

(Алекс, впрочем, меньше — он все-таки был на правах хозяина, да и он почти вдвое старше)

Но немецкое пиво хорошо знает свое дело 🙂 Оба расслабились на первой же 0,33, а второй — после того самого видео — они уже дружно чокались в знак солидарности с объединившей нас идеей.

А потом… потом мы говорили на всю катушку. Такой искренней и открытой я, пожалуй, еще никогда не была с кем-либо, кроме самого Алекса. Но тут это было другое… 
Я свободно говорила о сексе, о мужчинах, о танцах. О моих чувствах к Алексу и к самому И. Правда, мы снова так и не прояснили до конца, что же все-таки произошло и происходит. Блин. До сих пор не понимаю, как так получилось вообще!..

Но мне кажется, Алекс все это слушал чуть ли не с умилением, блин :)))
(потом он скажет, что ждал, что И. меня хоть бы поцеловал, что ли! И вообще Алекс переживал за меня всячески )) )

Но мы не целовались, просто танцевали и иногда обнимались. Алекс говорит, что давно не видел меня такой красивой и вдохновленной, как в тот вечер.

А я… Иногда, чуть отстраняясь от беседы, я смотрела на них, оживленно разговаривающих, таких сильных духом и телом, невероятно умных… и снова думала — боже мой, зачем мы сами засовываем себя в клетку, когда бывает — так?..

А потом… потом все кончилось.

И. ушел, а я еще неделю переживала, что мы так снова ничего и не выяснили. Поэтому нам пришлось встречаться еще раз, но об этом — в другой раз 😉

Алекс… ему все очень понравилось. И опосредованное участие в моем опыте, и знакомство с интереснейшим собеседником, и все-все.

…»Правда, он, конечно, обалдел вообще — моей жене вот так отказывать! Он вообще хоть понял по-настоящему, КАКАЯ ТЫ?!..»

Ах, спасибо, дорогой 😅

ОБСУЖДЕНИЕ В ФЕЙСБУКЕ


… — Я бы хотела задать тебе один очень важный вопрос.
— Да, конечно.
— Ммм… В чем была причина? Почему ты тогда так резко все оборвал?
— Я?!
— Ну, не я же. Ты сказал, что не хочешь продолжать.
— Подожди. Вот тогда, когда мы обнялись там на углу, и ты спросила…
— …хотел бы ты продолжать отношения или нет…
— Да. И я ответил «Я не знаю»! А ты…
— …в ответ сказала, что мне отчего-то крепко кажется, что это «нет». Ведь ты и так уже дистанцировался — почти не отвечал на сообщения и после танцев всю дорогу никак ничего ко мне не проявлял. Это же было очевидно! И ты согласился, что действительно, это скорее «нет».
— Вообще говоря, я в тот момент действительно не знал, чего хочу. Это как-то.. все так быстро произошло. Я обычно очень долго и плавно с людьми схожусь, а уж с девушками — и подавно. А тут!..
— Подожди… то есть тебе тупо надо было больше времени? И может быть, у нас бы еще что-то сложилось?
— Ну… не знаю уж, сложилось бы… но время мне тогда правда нужно было, да. В тот вечер я не собирался ничего прекращать, говорю тебе честно. Но ты решила так интерпретировать мой ответ, и я не стал спорить…

Ох ты ж блин. Медленно стекаю по спинке дивана.

— А я тебе нравилась?
— Нравилась, конечно. Я же пришел к тебе тогда ночью.
— Ну, да, но я же почувствовала, что нравилась тебе не так сильно, как ты мне!
— Ну, наверное… но я же тебя еще очень мало знал!..
— Ха! А я тут еще две недели, между прочим! Еще можешь успеть узнать!
— Две? Уже две?! Не три? Блин, как бы хотелось, чтобы три!..

…смеемся, болтаем, танцуем. Как-то слишком даже радужно, прям подозрительно. Вдруг меня озаряет.

— Стоп, давай сядем, очень важная мысль.
— Да, конечно.
— Ты понял, что вот только что произошло?
— Что?
— Ты, вот только что, снова дал мне надежду. Что еще возможны какие-то романтические отношения между нами… Ну, вдруг тебе нужно время и потом, когда-нибудь… И я после твоего ухода снова буду мучиться вот этими «ах, почему я не сказала ему это!» и «ах, почему я сказала ему то!», и прочими «если»..!
— Мда, и правда… Извини, я не хотел. Прям искренне не хотел, чтобы ты чем-то мучилась из-за меня.
— Тогда вот что. Скажи мне прямо, раз и навсегда. Вот сейчас, после всех этих наших встреч там и тут — ты же уже полностью уверен теперь? Is it over? Мы закрыли эту дверь?
— Ох… ну, наверное…

Строго смотрю на него, и он спохватывается.

— Черт, извини еще раз! Да, все точно. Yes, it’s over. Романтических отношений между нами точно не получится, прости. Что-то не кликнуло все-таки. Только дружба, если ты захочешь.

…Ух!
Вот оно. Одно дело — вроде как все знать и так, но другое — слышать напрямую.
Дышу. Больно, но как-то пронзительно хорошо. 
Да, хорошо!
Наконец-то все догадки и попытки понять, что это все было, будет ли еще что-то, могла ли я что-то изменить… все в прошлом. It’s all over. Рубикон перейден. Нужно продышать только немножко, как всегда. И потом можно налегке двигаться вперед.

Тут, как по заказу, заиграла романтическая баллада. А за ней еще одна… И мы стояли, обнимали друг друга целиком и полностью, чувствовали. Прощались.
И музыка повторяла за моим сердцем — you feel it’s love when you let it go…

— Как же это правильно и хорошо — ставить точку, знаешь. Я очень благодарна миру, что этот разговор состоялся наконец-то, вот так, напрямую. Буквально на клеточном уровне чувствую, как меня отпускает вся эта obsession over you. Все. Точка. Грустно, конечно, но как же верно!…

…он собрался уже домой, обулся.

— И как тебе это? Отказывать?
— Ты знаешь… С тобой — спокойно. Ты такая цельная, ты не разрушаешься. Это невероятно ценно. А вообще… я как-то в последние месяцы прям подряд отказываю. Если тебе вдруг от этого легче, ты не одна такая 🙂 Я из тех парней, что даже в Тиндере все время дает свайп лефт. Видимо, мне не так уж сильно нужна сейчас девушка, если вообще можно употребить это слово — «нужна». А просто секс меня мало интересует, ты же знаешь.
— Да, знаю. Но… Подожди-ка…

Меня вдруг цепляет это «я из тех парней» — несобранным паззлом, нерешенной задачкой, ребусом, логику которого я почему-то не до конца улавливаю… И я начинаю пристреливаться наводящими вопросами:

— То есть, получается, ты не жаждешь женского внимания?
— Получается, так. Да вообще почти никакого. Мне нравится общаться с людьми, с единомышленниками, но и с собой наедине хорошо. Ты ж видела, сколько у меня хобби и какие они! Если любовь придет — отлично. Нет ее — да и ладно.
— Тебе не нужны подтверждения в глазах других, что ты классный, умный, красивый и просто — достаточно хороший?
— Ммм… нет. Ну, бывает приятно, конечно, но чтобы постоянно? А зачем? Я и так сам про себя все знаю и на это опираюсь.
— Тааак. А что ты делаешь, когда грустишь? Когда чувствуешь себя low?
— Иду в душ. Медитирую. Бегаю. О! Знаешь, сколько я бегал, когда мы с А. расстались? Километров по 20 в день, весь вечер после универа… Это то, что меня держало на плаву…
— Ты чувствуешь себя взрослым?
— Отличный вопрос! Знаешь, да. Теперь, преодолев это расставание — да. 
— …и устойчивым? Стабильным?
— О да!!! Устойчивым — это именно то слово! Теперь — да. Я чувствую, что теперь я многое могу выдержать. Это было так тяжело, что я тогда лучше бы отрезал себе руку, чем это. Но… я выжил, я выдержал. Сам. И, как не странно, я благодарен миру, что это со мной случилось. Я наконец-то ощущаю себя эмоционально независимым, но одновременно и живым, не замороженным. Это было важно — прожить, но не закрываться от своих чувств.
— Живым?! Не закрываться от своих чувств?… Таааак. А как ты к этому пришел? Откуда ты такой? Ведь я уже поняла, что не из детства…

…мы снова садимся, и он начинает рассказывать…

— Когда мы с А. встретились, я тоже был вроде как «стабильный». Только очень закрытый. Теперь я понимаю, что у меня внутри словно скорлупа была. Я не сближался ни с кем, но одновременно и не ранился. Не чувствовал боль, но и настоящую радость — тоже… А она… она как ты. Она была брутально честная. И открытая. И в какой-то момент я понял, что если я не хочу ее потерять, надо учиться говорить. И — чувствовать. Не могу сказать, что это было просто, но как важно!.. Знаешь, когда я впервые заплакал по-настоящему, я так обрадовался тому, что оказался на это способен наконец-то — что тут же перестал плакать 🙂
— Ооо, как знакомо. Я и Алекс.
— Да, я тоже так подумал, что мы с ним чем-то похожи. И вы с А.
— А что потом? Почему вы расстались?
— Она на отдыхе увлеклась другим парнем. И, конечно, я чуть с ума не сошел от ревности, когда она мне рассказала. Потом, правда, начал гуглить… и нагуглил полиаморию. И понял, что вот оно. Что это makes sense для меня. И как-то… я переключился полностью, и в какой-то момент я действительно ощутил эту радость за нее, знаешь? Ну, вот рад, что у нее случился такой сногсшибательный опыт. Люблю ее — и рад за нее. Ведь она не моя собственность. И про себя я тоже тогда кое-что понял — я признался себе наконец, что уже много лет люблю еще одну девушку, и это никак не мешало нашей глубочайшей связи с А. Потому что любовь не конечна.
— А А. что? Почему ее это не устроило?
— Она не захотела. Это если вкратце. Она просто перестала хотеть каких-либо отношений со мной, хоть обычных, хоть полиаморных. Так бывает. И мы расстались, так она решила.
— А что для тебя было больнее всего в этом?
— Наверное, крушение всех планов на жизнь. Понимаешь, я был настолько от нее эмоционально зависим в тот момент, что я спланировал жизнь, целиком базировавшуюся на наших с ней отношениях. И тут они рухнули. Это было невероятно тяжело… Но теперь я чувствую, что, в какой-то степени, мне было нужно через это пройти, чтобы повзрослеть. Кризис, боль, все дела.

Мы понимающе улыбнулись друг другу.
Он помолчал немного и добавил:

— Недавно друг спросил меня — с каким животным я себя ассоциирую. Я подумал и понял — это не животное. Я теперь люблю представлять себя рекой. Полноводной, гибкой, стабильной. Она в постоянном обновлении, но она мощна и сильна. Она принимает все, что приходит и выносит ненужное на берег. Ее не перекрыть и не выключить. Она живая. Вот я — эта река.
— Оооо, так вот что я в тебе увидела в ту самую первую же встречу. Вот эту силищу, эту полноту настоящей жизни. Круто. Спасибо, что поделился. Я тоже люблю себя сравнивать с рекой…
— Дааа? Вот же ж!..

…люблю отгадывать паззлы 😎

А потом… потом мы еще очень долго говорили — про отношения и секс, про мужское и женское либидо и желание. Он многого не знал про женские циклы, например. Я рассказывала про окситоцин и дофамин, и их роль в формировании либидо…

— Вообще, я делю все отношения на три части. Дружба и эмоциональная близость — одно. Потом — романтические отношения, все вот эти охи-вздохи и влюбленность. И три — секс. Они могут быть в любых вариациях и комбинациях, на самом деле.
— Да, я понимаю, о чем ты.
— И смотри. Романтику мы с тобой убрали, ты мне доступно объяснил, что не пошло. Окей, без проблем! Но дружить у нас, кажется, получается весьма неплохо, что скажешь?
— Да, однозначно! Очень комфортно!
— Отлично. Теперь про секс…
— 😃😄😅
— Да-да, я прямая и откровенная. Ты уже понял, как работает мое либидо. Так вот. Ты меня сейчас физически весьма привлекаешь. Ну, нравится мне твое тело, запах, манера обнимать и трогать меня. Очень нравится. Я тебя хочу, если напрямую. Для меня нет никаких проблем, чтобы дружить с тобой и пару раз еще переспать. Поэтому ты подуууумай 😉
— 😄😅😘 Извини, ты же знаешь, секс для меня…
— Да знаю я. Но предложить же я должна была!

…и мы еще долго обнимались и мноооого шутили.

— Ну, ты странный, конечно. Смотри, какая я секси! Crazily hot! Я офигенная в постели, ты же видел! И продолжаешь отказываться? Парень, ты, как бы это… ну, сильно неправ! «Мужики не поймут!»
— Зато так ты всегда продолжишь меня хотеть всегда! 😜
— Блин, и ведь продолжу…
— 😁😁😉
— Но знай, однажды, на какой-нибудь вечеринке, ты будешь немного drunk, забудешься и я все-таки тебя соблазню!
— Ахаха, договорились! 😘

…и мне было — так хорошо. Так свободно быть собой. Иронизировать самой на собой, над ним, над ситуацией. Знать, что можно сказать и спросить практически что угодно, и быть принятой в этом. И никто не разрушится от эмоций, не переложит вину или ответственность на другого — ни я, ни он.

А потом он ушел.

И ни разу за весь оставшийся день я не подумала (как три недели до этого) — ах, почему я сказала то, а не это! Ах, надо было вот так!

Нет. Все было — так. Правильно. Totally.

Честно говоря, я, как закрыла за ним дверь в тот вечер, так вообще о нем больше не думала.

It’s over.

ОБСУЖДЕНИЕ В ФЕЙСБУКЕ

Серия публикаций: Эволюция отношений с Алексом

Юлия Сианто

Привет! Я автор этого блога и, по совместительству, человек, который любит собирать и рассказывать истории.

Подробнее обо мне можно почитать тут.

Основная площадка, где я веду блог - это мой аккаунт в фейсбуке. Этот сайт - скорее библиотека.

Я пишу разные тексты - о внутреннем поиске, писательстве, отношениях и, конечно, материнстве. Еще я собираю и редактирую чужие анонимные истории, об этом мой проект "Истории из Шкафа".

В общем, заходите, читайте, а если понравится - фолловьте в фейсбуке и подписывайтесь на мои нерегулярные, но очень душевные письма (форма подписки будет ниже).

До встречи? :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *