Почему развод — не обязательно выход? Созависимые отношения.

Про развод.
Которого не было и, надеюсь, не будет никогда.

Но который теперь есть в нашей с мужем реальности… и это очень правильно.
Сейчас объясню.

Вообще, это пошло с того момента, когда мы познакомились. Мы настолько «идеально» подошли друг другу в тот момент, так крепко склеились, что, когда Алекс сказал мне: «В нашей семье не будет существовать слово «развод»! Этого просто не может случиться, потому что не может и точка!» — я горячо его поддержала.
Конечно, не может!!!..

Вот только рождение Рики начало все расставлять по своим местам.

Кстати, я вообще не понимаю, когда говорят: «Заведите ребенка, чтобы улучшить отношения в семье». Да лаааадно?!.. Я где-то читала статистику о том, что огромная часть разводов приходится именно на первый год жизни первого ребенка пары. Какое уж тут улучшить отношения!..
Ребенок — это какой-то адский тренинг для обоих, зеркало правды, невозможности сбежать от себя настоящего, и, что хуже всего, настоящего Другого. Ребенок лакмусовой бумажкой проявляет все ваши слабости и трещинки, предъявляет их друг другу и мерзко хихикает — ну чо, мам-пап, вы такими еще друг друга, чай, и не знаааали, дааа?.. Ну-ну, поживите-ка теперь с этим.
И вы, блин, живете.
Пытаетесь устоять на трех слонах недосыпа и ползущей черепахе непринадлежности себе, одновременно жонглируете пятью пачками памперсов, и при этом еще вам надо любить друг друга. Ну, знаете — сексом там заниматься — желательно обоюдоприятным, причем. Прощать недостатки. Проживать эмоции. Выстраивать границы. Любиииить.
Ыыы!!..

Короче. Ребенок — это мощная штука. Не все пары переживают это время без потерь и измен, особенно мужских.

Мы… я верю, что мы стали исключением. Хотя нет, вру — частичная потеря зрения у Алекса, два увольнения и депрессия у обоих — тоже, наверное, в счет?..

Но, в общем, с его болезни все и началось. Алекс анализировал причины и вдруг понял, что долгие годы копил эмоции в себе.
И, напуганный последствиями, начал срочно учиться их проявлять. Гнев, страх, обиду. Передо мной — на других! Но вот на на меня — нет…

Год! Год потребовался ему, чтобы суметь разозлиться вслух — на меня! Повысить голос, выразить недовольство, потребовать что-то для себя — то, что было строжайше запрещено в его родительской семье. Я как раз написала на днях про их «самопожертвование» и то, как это повлияло на его предыдущий брак. Со мной он тоже очень долго боялся вступить в прямой конфликт и, не дай бог, не выставить себя эгоистом!
Но, слава богу — понял, что это очень важно. И таки смог позволить себе разозлиться вслух. Я ликовала!..

Вот только — к обоюдному удивлению — несмотря на его злость, я не сдала своих границ. Раз не сдала, два не сдала. Но при этом — и не разлюбила его, за этот проявленный гнев. Не обиделась, смертельно и невыносимо.
А что, так тоже можно? — удивился он…

И стал пробовать. Сначала он просто стал проявляться вовне намного сильнее. Знаете, это как перегиб листа — чтобы сделать угол в 90 градусов, его вначале надо перегнуть на все 180, а потом вернуть в нужное положение.

Так и тут.
Это было круто. Иногда жестко. Но очень красиво — попытка манипуляции и навешивания вины (старые привычки так просто не сотрешь, особенно под влиянием эмоций), мой отпор — ээй, граница вот тут! Боль, гнев, переживание тщетности, понимание, что не в тебе дело, а в границах возможного.

…а потом он научился еще и этому. Спокойно говорить — моя граница вот тут. Я не хочу в этом участвовать. Я не готов тебе сейчас дать поддержку, потому что мне самому нужен весь ресурс, что у меня есть. Может быть, позже, но сейчас я не могу.

И тогда вот это все — боль, слезы, принятие — переживала уже я.
Я, вдруг понявшая, что своим «делюсь с мужем всем-всем, что у меня в голове» — я точно также нарушаю его границы, как и он своим «будь со мной рядом всегда-всегда». Просто он раньше был не в силах мне отказать, не смел, боялся. Искренне не осознавал, что имел это право.

Я сейчас так легко об этом пишу, но, на самом деле, это оказался очень болезненный процесс для обоих. Из уютного мирка полнейшей созависимости вдруг переехать в самостоятельность, независимость, отстраивание своих границ, отделение. Полгода на перманентной войне, которая может вспыхнуть серьезным конфликтом в любой момент. И которая, кстати, все еще тихонько искрит по линии фронта.

В самые тяжелые дни — когда я особенно остро ощущала свою непринадлежность себе в плане материнства, невозможность заниматься тем, что хочется, а не тем, что необходимо, и Алекс тоже был в каком-то нуле — я злилась на него, часами, совершенно по-детски. Страшно злилась на его не-в-ресурсность. На то, что он не может задвинуть себя и дать мне немного сил и времени. А он не мог — ему тоже неоткуда было взять. Он четко помнил, как надоставался из ниоткуда в первые полгода жизни Рики — так, что чуть не лишился глаза. И теперь отчаянно защищал свои границы.

И я тогда мечтала все бросить. Бросить его, скинуть на него сына и упорхнуть безмятежной птичкой.
О чем мечтал в такие дни Алекс?.. Фиг знает. Но подозреваю, что о чем-то похожем…

Потом, после какого-то мощнейшего кризиса проживания мною тщетности его свободы на то, чтобы давать мне ресурс вне зависимости от моего желания — и его проживания тщетности моей свободы оказания моего ему внимания вне зависимости от его «хорошести» — что, по сути, примерно одно и то же! — мы вдруг отделились.

И когда мы расцепили эти объятия созависимости, для обоих вдруг стало очевидным — вне пары тоже существует жизнь.

— Ты тогда реально себе представлял о том, что было бы, если бы мы расстались?
— Да.
— И я.

Оказалось, что в этом кризисе мы оба прожили этот сценарий внутри нас.
И оба поняли — либо надо принять свободу изъявления, перемещения, выдачи ресурса, внимания Другого — либо…. либо, блин, можно так никогда и не повзрослеть, и вдобавок еще потерять друг друга.

И мы посмотрели друг на друга совершенно другими глазами.
Взрослыми. Независимыми. Свободными.

Я больше не боюсь потерять Алекса.
Он — не боится потерять меня.

Но мы выбрали, снова — быть вместе.
Коммуницировать, поддерживать и просить поддержки, оставаясь в своих границах. Любить, создавать, заботиться. Каждый это выбрал — отдельно друг от друга.

И, удивительно — слова «я люблю тебя, я принимаю тебя и твою свободу, и я хочу быть рядом с тобой, здесь и сейчас» теперь звучат совсем по-другому.

Как-то… ну, по-настоящему

 

обсуждение на фейсбуке

Серия публикаций: Эволюция наших отношений

Юлия Сианто

Привет! Я автор этого блога и, по совместительству, человек, который любит собирать и рассказывать истории.

Подробнее обо мне можно почитать тут.

Основная площадка, где я веду блог - это мой аккаунт в фейсбуке. Этот сайт - скорее библиотека.

Я пишу разные тексты - о внутреннем поиске, писательстве, отношениях и, конечно, материнстве. Еще я собираю и редактирую чужие анонимные истории, об этом мой проект "Истории из Шкафа".

В общем, заходите, читайте, а если понравится - фолловьте в фейсбуке и подписывайтесь на мои нерегулярные, но очень душевные письма (форма подписки будет ниже).

До встречи? :)

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *