История знакомства с Алексом. 2 первых недели. Сериал :)

День 1. (ссылка на пост в фб, с фото и обсуждениями)

Что-то в то утро пошло не так.

И нет, вроде бы, начиналось все хорошо — я рано стала, вкусно позавтракала, а потом ребята, у которых я ночевала последние два дня, довезли меня до нужной мне автозаправки. Так что не пришлось даже выбираться из города самой — классно же! И впереди до Лиссабона было всего сто километров, спешить некуда…

Но мне до сих пор стыдно вспоминать этот трип. Ну, вы представьте — мне вообще мало чего стыдно в этой жизни, а вот того трипа — да. Потому что я ошиблась как новичок. Вернее — даже как тот «профессионал», который потерял всякую осторожность. Потому что безрассудно рискнула без нужды…

Все было хорошо, казалось бы — трасса на столицу, большая парковка, дружелюбная страна и люди (это вам не в Испании стопить!). Но меня не брали. Еще раз не брали. И снова не брали. Все ехали куда-то совсем недалеко, и никто — в Лиссабон.
Я проторчала на этом пятачке больше часа и пала духом.

Поэтому, когда веселые ребята сказали — залезай, мы едем в Лиссабон! — я потеряла осторожность и радостно села к ним в машину.
К четверым парням.
Как стало понятно буквально в ту же минуту, что мы тронулись — пьяным четверным парням.
В 10 утра, между прочим!..

Трезвым был только водитель. Уже через пять минут я умоляла его остановиться и высадить меня на следующей же заправке. Я аппелировала к его трезвости и неадекватности всех остальных, и он обещал, конечно — но к своим друзьям тоже относился снисходительно, меня никак не защищал всю дорогу и только посмеивался над их выходками.
А они — приставали… Вначале вроде как заигрывая, а потом — грязно. Когда поняли, что я не согласна ни на что, начали оскорблять.
Португальские парни вообще часто такие — они очень скромные, с девушкой как со статуэткой и вот это все. А как напьются, да еще в мужской компании — превращаются в ужасных грязных свиней. Честное слово, я не придумываю, видела неоднократно. По моему мнению, это прямые последствия консервативного зашоренного воспитания. Часто в духе католических традиций, и всегда — в стиле «ты ничто, семья все».

Ну, и вот… боже, как же стыдно вспоминать.
Нет, я отбивалась, в целом, шуточками и разговорами, и дожила до заправки в целости и сохранности (останавливаться на автостраде запрещено).
Выскочила из машины как ошпаренная, выхватила свой рюкзак и пошла, стыдясь себя самой за такую глупость.
Вслед из отъезжающей машины мне неслись ругательства.

Я перевела дух.
Это, без сомнения, был худший опыт автостопа за все время моих путешествий. Хорватский предлагающий секс за деньги дедушка и португальский же дяденька-нудист (совершенно безобидный и очень вежливый) — это было скорее смешно. А тут было противно и мерзко.
Фу.

Но до Лиссабона по-прежнему оставалось километров восемьдесят. Дорогу никто не отменял.

Впрочем, в этот раз мне быстро повезло. Очень доброжелательная девушка (уфф!), в компании со своей мамой и сестрой (трижды уфф!) взяли меня на борт прямиком до португальской столицы (ииииха!).
Мы выехали с заправки… и в ста метрах от нее что-то в машине застучало и мы остановились.
Мое воспрянувшее было надеждой сердце тоже рухнуло в пятки.

Мы вернулись на заправку, девушка начала звонить мужу.
Через пару минут она подошла ко мне.

«У меня сломалась машина. Скоро приедет мой муж, и мы так или иначе все равно поедем в Лиссабон, у меня там важная встреча. Я обещала довести вас туда, поэтому, если вы не против подождать, час или два — все останется в силе, и мы вас возьмем. Но если вы предпочитаете поймать другую машину, я пойму. Извините, ради бога!»

Час или два! — подумала я. Это очень много, при моих-то обычных скоростях… но отчего-то, неожиданного для самой себя, ответила:
«Спасибо вам огромное за предложение и такое доброе сердце! Сочувствую, что так вышло… я думаю, что я подожду вместе с вами. если вы не против. Спешить мне некуда.»

Почему я так решила в тот момент? Не знаю. Наверное, предыдущий опыт с парнями меня сбил с настроя. И я уже совсем не хотела искать кого-то еще, когда тут совершенно точно будет такая безопасная поездка. Да и время у меня было.

…я сидела на бортике газона, под палящим полуденным солнцем где-то in the middle of nowhere in Portugal, ждала разрешения ситуации и вдруг подумала — так, стоп. Почему это сегодня все идет так странно? Что со мной не так?

Автостоп, полный непредсказуемости каждую минуту, все эти месяцы путешествий учил меня — мир очень четко реагирует на то, что у меня внутри. Можно сказать, отражает буквально.
Если я во внутреннем раздрае — трип становится хаотичным. Если я на волне и полна восхищения всем происходящим — то волной меня и понесет, быстро и эффективно.

А сейчас — я была как?..

И ответ пришел мгновенно.
Я была обижена. 
Причем, положа руку на сердце — совершенно несправедливо. Этим утром, перед выходом из дома — я написала гневное сообщение своему (бывшему) любовнику, тому самому латиноамериканцу из недавно рассказанной мной тут истории, к которому я летала в Париж, а потом мы «расстались навсегда».
Расстались-то мы, конечно, расстались, но виртуальное общение продолжили очень бурное. Как игриво-сексуальное, так и выяснятельно-мозгопоедающее.

И вот тем утром я, проснувшись и почувствовав себя одиноко и печально, написала ему какую-то фигню. Сама наехала, сама же обиделась и вот это все.
Написала — и поехала на трассу в таком состоянии. Логично же, что мне тут же так весело начало прилетать от мира?..

Осознав это, я тут же, сидя на бортике, начала делать практику благодарности. Мысленно попросила прощения у К. за мою к нему несправедливость, поблагодарила за все, что было. Улыбнулась, огляделась вокруг. Подумала, как же у меня все хорошо в жизни. Я сижу вот тут, под ласковым португальским солнышком, я добралась сюда из самой Москвы только потому, что люди были добры ко мне и подвозили, а также принимали у себя в гостях. Я жива, здорова, у меня куча приключений за плечами и впереди. Вчера я купалась в самом настоящем Атлантическом океане и ела выловленные из него водоросли! А еще я совсем скоро буду жить в моей любимой Словении!..

Я даже прослезилась в тот момент от благодарности миру.
И почувствовала огромное облегчение.
«Доберусь до интернета — попрошу у К. прощения за мое утреннее сообщение», — пообещала себе я.

Через пять минут приехал муж девушки. Он остался решать проблему с ее машиной, а мы все пересели в его седан и благополучно поехали в сторону Лиссабона. Не прошло и часа, как я была на месте.

Урррааааа!!!..

Ну, как на месте. До места, где жил мой хост Алекс, еще нужно было ехать. Кто знает Лиссабон: высадили меня в Санта Аполонии, а жил он в Арройюш. Я деньги экономила как только могла, поэтому, увидев по карте, что это всего 3 километра пешком — конечно же, решилась обойтись без лишних трат на транспорт.

Ха. Не учла я тогда характер португальской столицы, конечно 🙂
Это тебе не З км приятной прогулки по какому-нибудь, например, ровненькому Берлину. А 3 км под тяжеленным рюкзаком, в три часа дня в июле — да по крутым холмам Лиссабона! И практически только и исключительно вверх!

В общем, к двери Алекса я добралась уставшая и пропотевшая насквозь.

Он встретил меня очень радостно. Мы обнялись. 
Я мысленно удивилась его внешности — худой, подтянутый, с белой чистой кожей, но одновременно — с половиной седых волос. Он говорил по-английски очень отчетливо, восторженно, активно жестикулировал. Эта седина и одновременно ухоженность тела, тонкие длинные пальцы и артистичность декламации — в какой-то момент я даже подумала, что он, может быть, и не совсем традиционной ориентации. Впрочем, не то, чтобы меня это хоть как-то расстроило бы — в его 38 он казался мне ужасно старым (а мне было 24), и совершенно точно не рассматривался мной как объект возможного интереса.

Настолько, что я, переодевшись, даже не задумалась о том, чтобы принять душ, например. Пот уже пообсох, в квартире было прохладно. Да черт с ним, с душем, потерпит до вечера!..
(в случае, если бы это был интересующий меня парень, поверьте, это было бы первое, что бы я сделала!)

Мы пошли гулять.
Мой новый хост трещал без умолку.

О чем — я уже не помню. Я вообще плохо помню разговоры, я больше по визуальной и тактильной памяти, а то, о чем мы говорила в тот день — так и особенно. Надо спросить Алекса, о чем он вещал — он как раз такие вещи отлично запоминает всегда.

Отчетливо помню только один момент. Мы сидим на скамейке на смотровой площадке (кто знает местность — над парком Эдуарда VII, где флаг), мои загорелые колени еще более загорелы, прям отчаянно черны на фоне его белесых ног, и он несет какую-то чушь.
Ну, это я тогда решила, что чушь. На самом деле, он говорил о том, что он иногда любит смотреть на самолеты и представлять, кто там может лететь.
И, собственно, тыкает пальцем в один, говорит модель, смотрит по приложению, откуда и куда летит — и дает полет фантазии. И активно пытается меня вовлечь.

А я сижу, уставшая, с пмс, пережившая такой стресс утром — слушаю и понимаю, что мне его МНОГО.
Боже, думаю я — как же я выдержу целую неделю вот так?..

И говорю ему — знаешь, я устала. Если ты не против, можно, мы сейчас немного помолчим? Тут такой красивый вид!..

Мы молчим. Я немного восстанавливаюсь.

Идем домой, по пути заходим во фруттарию. Там — свежий инжир!! Дешевый, невероятный! Ого! Я покупаю сразу два кило.

У Алекса поднимается бровь — ты что, это все успеешь съесть, пока оно не испортится?!
Ха, не надо меня недооценивать! — смеюсь я. Это мне только до завтра!

Приходим домой, и, к его огромному изумлению, я сметаю половину на ужин. Собственно, это и есть мой ужин.

Мы еще о чем-то болтаем, смеемся. Ничего не помню — кроме того, что думаю в какой-то момент — нет, ладно, не так все и плохо. Кажется, мы наконец-то нашли общий язык!..

Я стелю себе в зале, обнимаю его на прощание и, сославшись на усталось, уже в десять вечера ухожу спать.

Перед сном еще болтаю в вотсапе с К., конечно. Мы миримся и я умиротворенно засыпаю у панорамного окна с видом на маленькую лиссабонскую площадь.
Уфф, этот непростой день кончился.

И — я в Лиссабоне. На самом краю земли. С ума сойти!..


День 2.

Проснулась я поздно. Успела только сонно в дверях пожелать Алексу хорошего дня.
Мы договорились, что, после моей прогулки по городу и его работы, встретимся где-нибудь в центре.

Был понедельник.

Он ушел, я осталась одна дома. Ооо, какое блаженство — быть одной в помещении! Не на улице, не где-то там, а дома, в тишине и уединенности. И — напротив компьютера.
Еще вчера Алекс мне создал гостевого пользователя на своем Маке, и я радостно погрузилась в сетевые бездны.

Пролистнуть жж, проглять фейсбук, плотно засесть за Каучсерфинг.
Так, завтра они организуют поход на сальса-вечеринку, я иду?
А в среду веганский ужин тут неподалеку, не забыть — я же договорилась с Ярой, что после ужина поеду к ней на ферму на пару ночей.
Да, отлично, в пятницу вернусь и вечером тут какая-то каучсерферская встреча, тоже прям близко.
Эх, все-таки не зря я выбрала хоста, который живет в центре! Везде можно пешком, красота!..

Время шло, в час мне написал Алекс — ой, ты все еще дома, раз онлайн? А чего?
Да-да, уже выхожу, ответила я. Было много дел в интернете, ну, ты понимаешь, как это в путешествиях!..

В итоге, вышла из дома я только в шесть. Как раз, чтобы успеть к нашей встрече в центре.
Придя чуть раньше, я тут же на месте завела разговор с каким-то двумя очень симпатичными парнями. Они оказались голландцами, тоже туристами. Мы поболтали буквально пять минут, как подошел Алекс. Я представила его ребятам и невольно отметила, что он оказался очевидно не рад их присутствию. Впрочем, и они мгновенно ретировались.

«Эх, блин, испортил мне малину!» — подумала я…

…мы шли домой и болтали. Получалось очень душевно.

— Знаешь, я же почти тебя отменил. До тебя, еще в июне, у меня был очень плохой опыт каучсерфинга. Я захостил двух молодых девушек из Литвы, а они, когда я был на учебе допоздна — привели домой каких-то парней, и все вместе выпили все мои запасы пива!
— Ужас какой!
— Да, представляешь, захожу домой, а там вот это все… В общем, утром я их выставил. Они потом, конечно, очень сильно извинялись. Но мне, после предыдущих таких замечательных гостей, было очень неприятно. В итоге, из всех запланированных на лето каучсерферов осталась ты одна. Остальные либо сами как-то внезапно поотваливались, либо я отменил.
— То есть мне круто повезло?
— На самом деле, все благодаря тому, что мы сразу, еще в мае, добавились в фейсбуке. Я много раз думал, чтобы и тебя отменить, но наблюдал твое путешествие по твоим постам и видел, что ты, вроде как, адекватная. Хотя, скажем прямо, я чуть ли не ждал, что ты, такая хиппи, тут палатку разложишь у меня зале!..

Мы засмеялись. У меня тогда и правда был крайне «хипповский» профиль на Каучсерфинге.

— Буду откровенна — я тоже чуть было не отказалась от твоего хоста в самый последний момент. Или лучше — несколько раз. И да, только фейсбук все спас. Я почти уже заносила пальцы над клавиатурой, чтобы написать вежливое сообщение, выбрав другого хоста…. ведь знаешь, будучи молодой девушкой, поневоле боишься взрослых одиноких мужчин!!.. но каждый раз думала — да нет, он так вежливо пишет и вообще очень интеллигентный. И каждый раз все-таки не писала.
— Да? Ничего себе! Мы и правда, значит, чудом все-таки встретились! И я так рад!
— И я!

Мы даже остановились и крепко обнялись от глубины чувств.

— Давай я приготовлю ужин? — предложила я. — Мне все-таки хочется быть хорошим каучсерфером и помочь тебе с чем-нибудь!
— Отличная идея!..

И вот, мы дома. 
Я готовлю нехитрый ужин — салат с разной зеленью, помидорами и тофу. Алекс накрывает на стол и вдруг откуда-то достает большую камеру.

— Ты не против побыть моей моделью?
— Нет, конечно! — смеюсь я. — Я люблю фотографироваться.
— Отлично. А я обожаю фотографировать.

Мы едим и даже пьем вино. Даже — потому что много лет до этого я не пила никакого алкоголя. И только в этом путешествии, еще во Франции, вдруг снова разрешила себе вино. Редко-редко, но все-таки… А уж в Португалии — как без вина?..

Я чуть хмелею. Рассказываю Алексу про К., нашу историю и мои переживания. Удивляюсь, что он молчаливо слушает, кивает и только изредка щелкает камерой. Играет очень тихая романтичная бразильская музыка. (Caetano Veloso 😉)
В какой-то момент он просит меня переместиться к окну.
«Там классный верхний свет вот тут, видишь?»

Меня начинает сильно клонить в сон. Я уютно устраиваюсь на подушках и расслабляюсь. Мы о чем-то говорим, кажется… Он щелкает камерой и нежно касается моего плеча — поправить мне волосы. А потом — трогает мои пальцы… а потом — просто руку, одну, вторую… Он мягко гладит мою кожу, ничего более. Это наводит странный транс, я словно сплю. Понимаю мозгом, что да, к-кажется, это я ему нравлюсь?.. Но таааак лень что-то делать…

В какой-то момент он целует мое плечо. И руку. И пальцы…

Я наконец нарушаю тишину:

— Я тебе нравлюсь, да?
— Да, — слегка офигевает от моей прямоты он.
— Я так и поняла… Слушай, прости, но давай вот на этом мы остановимся, хорошо?
— Хорошо.

Он убирает руку.
Я беру камеру, и делаю несколько снимков тоже.

— И вообще, уже очень поздно, я хочу спать.

Встаю. Обнимаю его на прощание… И вдруг говорю:

— Потанцуй со мной, пожалуйста.

Мы танцуем одну медленную мелодию.
Наконец, я выскальзываю из его объятий.

— Спокойной ночи!

Он медлит, но все-таки уходит.

Я ложусь в постель и думаю:

«Блин, ну вот что это было?! Он же мне совсем не нравится, зачем я даю ему надежду и принимаю ухаживания?! Блин блин блин!…»


День 3.

Проснулась я еще позже, чем накануне.
Ну, как — я слышала, как Алекс уходил, но специально притворилась спящей. Совсем не хотелось с ним пересекаться.

И еще больше не хотелось думать о том, что произошло вечером. Нет-нет-нет, решила я. Мы просто друзья! И я вчера ему это дала понять!..

День предстоял интересный. Я собиралась в гости к одной девушке с каучсерфинга, и потом вместе с ней мы пойдем на сальса-вечеринку.

Правда, я подумала — если дискотека начинается в десять, то закончится?.. И как, блин, я одна поеду домой? И страшно, и дорого…

В общем, я написала Алексу — не хочешь вечером на сальсу с ребятами с Каучсерфинга? Там даже будет урок для начинающих перед вечеринкой!
Он вежливо ответил, что подумает. Но, вероятно, да.

Ура! Если он пойдет, мне будет с кем возвращаться домой!!..

А пока что я начала собираться. Душ, погладить мое маленькое черное платье, взять с собой туфли.
Красивое нижнее белье не забыть!..
Девочка во мне соскучилась по красоте за недели сурового путешествия.

Конечно же, не устояла, чтобы не подразнить К. этим всем. (фото смотрите в комментариях)

С ним у нас, кстати, продолжались бразильские страсти. Он, вернувшись к жене, продолжал бурно переваривать случившееся со мной, первой, случайной и единственной его любовницей за 13 лет брака. И вообще, всего лишь второй женщиной в его жизни и постели, после жены.

А с чего это я вообще связалась с женатым, спросите вы меня?
Ну…
Во-первых, моральные рамки мои тогда были совсем не такими, как сейчас. Я… мне оказалось сложно устоять, да. Красивый, высокий, ухоженный бразилец, он появился на пороге моего дома в Москве ровно за три часа до того, как меня официально бросил мой словенский любовник, по которому я точно так же дистанционно сохла всю предыдущую весну.
В глазах тогда потемнело, и вот тут-то К. меня вежливо и своевременно принял в свои объятия. Очень вежливо. Он даже спросил перед первым поцелуем, можно ли вообще…

Еще он оказался абсолютно крышесносящим в постели. Ну, или мне так показалось, я теперь уже и не уверена — потом, backwards, я вычислила, что дело было как раз на мои фертильные дни. То есть, я и так текла сама по себе, а тут он. Такой ыыыыы!..
Четыре дня мы сходили с ума. Я — от его восхищения и секса, а он — от своей измены, во-первых. И, конечно, от такой меня, такой different, вообще другой и ни на что в его обычной бразильской жизни непохожей. Я стала совершенной challenge для его головы и сердца.
Еще он оказался очень интеллигентным, зараза. А я люблю умных мужчин…

В общем, из-за этого всего и несмотря на безнадежность общения и все мои дальнейшие развлечения в путешествии, спустя почти два месяца после всего того, что было между нами, и месяц — после последней парижской встречи — мы все еще ежедневно переписывались, скайпились и что только в этом скайпе не делали. И активно накручивали себя, оба.

Но, К. — это К., а жизнь сама себя не живет.

Я вылезла наконец из сети, собралась и пошла в гости к девушке из Словакии. Она рассказала свою интересную историю — что любит изучать разные языки, и вот сейчас в Лиссабоне на месячном курсе португальского. А до этого, например, просто по приколу выучила иврит.
Мы отлично поболтали, я смеялась ее шуткам как заведенная. 
Потом она пошла собираться, а я — удивляться португальским домам (фото уже знаете, где искать 😉), и, наконец, мы отправились на вечеринку.

Алекс тоже там появился. Вначале было мало народу, пока проводился урок для начинающих. К котором я его активно уговаривала поучаствовать — мне было ужасно странно, что он отказывался.
Потом началась уже party. Я сбегала переоделась в платье — Алекс широко распахнул глаза, увидев меня в нем и в туфлях.

«А где потерялась та девочка хиппи, которая живет у меня в зале?» — пошутил он.

Было приятно, чоуж 🙂 Я и правда себя чувствовала секси-секси!

Ну, а потом… я танцевала! Я танцевала хорошо, много, ярко. Я оказалась немножко звезда танцпола и искренне этим наслаждалась.
Алекс все время провел у барной стойки. Он угостил меня коктейлем (по-дружески! — подумала я), а я постоянно пыталась его кому-нибудь сосватать «ближе по возрасту». Та же словачка флиртовала с ним немного, как мне показалось. Еще я подводила к нему народ с Каучсерфинга. Он был вежлив, мил… и неизменно в итоге оставался один. Эх, глупый какой!..

Наконец, пришло время ехать домой.
Алекс взял такси.

В машине я, разгоряченная и очень уставшая одновременно, по-дружески же положила голову ему на плечо.
Он отметил, что у меня мокрые от пота волосы и сказал, что танцевала я просто изумительно. 
«Ребята с Каучсерфинга все на тебя смотрели!»

Я не устояла, чтобы не прокомментировать:
«И, наверное, тебе сейчас приятно быть тем, кто в итоге везет меня домой, да?»

Он засмеялся:
«Да, очень!..»

Ну, вот мы и дома.
Я иду в душ ополоснуться, и выхожу оттуда в одной футболке и шортиках. Которые трусики. Еще смотрю на юбку…. но думаю — да пофиг!
Устало сажусь на диван, Алекс незамедлительно пристраивается рядом и кладет мои ноги себе на колени.

«Ты так много танцевала, хочешь массаж ступней?»

Ээээх, да, я все понимаю, не маленькая… но мне так офигенно после танцев, я чувствую себя такой роковой красоткой, что думаю — блииин, ну почему бы не поиграть с ним еще немного? Ну пусть поухаживает!.. А я потом остановлю его.

Массаж ступней переходит в массаж ног и вообще объятия.
Я прячу свое лицо у него на груди — типа, дремлю. По-дружески ж, йолки!…

Он мне все еще не нравится. Особенно лицо и близко — морщины, стареющая кожа, вот это все. У меня никогда не было таких старых мужчин!..

Он гладит мои руки, ноги…
Я говорю ему:

«Слушай, мне нравится с тобой обниматься, но я тебе ставлю правило — никаких поцелуев!»

«Нельзя целовать тебя в губы?» — уточняет он. «А руки можно? А плечико?»

Почему я соглашаюсь?… Не знаю. Я наивна. Я до последнего момента верю, что он не перейдет грань.

…конечно же, он целует меня и в губы. Нежно, обволакивающе и неизбежно, как и сам он. Мне вроде и не нравится, но остановиться уже нет никакой возможности.

«Мы же договорились!»
«Упс!» — улыбается он, по всей видимости, очень довольный собой. — «Кажется, я нарушил твое правило.»

Лаааадно, думаю я. В конце концов, обнимает он хорошо, и вообще тактильно очень приятно. 
Пожалуй, секс станет отличным завершением такого классного танцевального вечера.

Я отдаюсь потоку.
Мы идем в спальню.

Трусики слетают с меня просто мгновенно.

«It was fast!» — удивляюсь я.
«I’m Brazilian!» — усмехается Алекс.

Да уж, бразилец, знаем мы вас — со вздохом вспоминая К., думаю я. 
Закрываю глаза, чтобы не смотреть на него близко — под предлогом «я хочу спать» — и, действительно несколько в полудреме, просто и банально — отдаюсь. Под его пальцы, губы, и все остальное…

В какой-то, момент, впрочем, открыв глаза, вижу его сильное и гибкое тело над собой, мощно чувствую его в себе и думаю с удивлением — а он ничего все-таки! 
Отличное завершение отличного же танцевального вечера!..

После всего, удобно устраиваюсь у него на плече и сонно говорю:

«А ты в очень хорошей форме для того, кому почти сорок…»

Позже он мне скажет, что здорово офигел тогда от этой моей фразы. Что значит — почти сорок?!.. Это что — возраст?!..

Но это — позже.

А пока…
Пока что я очень крепко и быстро засыпаю. В первый раз — в его кровати.


День 4.

Проснулась я поздно… 🙂

Ладно, ладно, шучу. Проснулась я от того, что Алекс на меня очень глубокомысленно смотрел. Я лежала на кровати со стороны окна, отвернувшись — и утренний свет мягко струился на мое тело.

«Боже мой, это самое красивое, что я вообще видел в своей жизни!» — сказал он, не сводя с меня восхищенных глаз. — «Твое тело, волосы и этот свет! Просто невероятно!»

Эээээ… утренняя я слегка офигела.
Но, черт побери, когда на тебя ТАК смотрят, сложно не улыбнуться.
И не посмотреть в глаза кокетливо, благодаря. И снова, как котеночек, не свернуться у него на плече.

Ведь уже давно прозвенел будильник, и это значит, что ему пора, и можно подразнить немного, ничем не рискуя.

А он…
Ох.
Его, конечно, было не остановить.
И плевать он хотел на то, что опоздает на работу (о наивная я, да-да!).

Он гладил меня… и ласкал… и… и… ну, и я его, в итоге.
У него оказалось сильное, красивое тело — во всех смыслах и везде. Я тоже не устояла, что уж тут стесняться!..

«Ну, теперь я могу ходить по дому голышом?» — усмехнулась я, вылезая из кровати через пару часов.

«Я точно не буду против!..»

Но наконец он все-таки ушел на работу. Как раз на обед.

А я… я продолжила свое путешествие.
Как минимум, в интернете.

Я методично готовила себе хост в Сетубале на следующую неделю, и в Алгарве — на через одну. Надо было выбирать профили, писать реквесты, отвечать и обговаривать детали… много работы, на самом деле.

Написала К. игриво-скучательное: «Ах, ну почему все-таки не все бразильцы целуются так хорошо, как ты!» — я совершенно не скрывала от него, что после него у меня уже были и продолжают случаться другие мужчины.
Он, конечно, сразу стал спрашивать, как, что, вспоминать «наши дни»… ох.

Тут же еще и Н. вдруг появился онлайн! И это было редкое событие, поэтому мы тут же заговорили.

Ах, я еще не рассказала вам про Н.?..

Исправляюсь.

Это был парень из одного ничем не примечательного французского городка между Парижем и Тулузой. Я собиралась туда всего на одну ночь, просто чтобы не рисковать слишком длинным стопом на световой день. Но в итоге — осталась на две…
Что-то между нами кликнуло буквально в первые же минуты знакомства. Он стопщик и заядлый путешественник — и я такая же. Он мечтательный романтик — и я тоже. Он любит пофилософствовать, лежа на траве и пялясь в небо… ну, вы поняли, в общем.
У нас даже день рождения оказался в один день, только с разницей в пять лет.

Н. жил в крохотной квартирке-студии, где даже кухни толком не было. И, по случайному совпадению, ровно в этот же день, что и я, только несколькими часами позже — к нему приехала и другая каучсерферка. Это был утренний last-minute request, и он не отказал — он же не думал, что тут вот я такая…
Другая девушка не претендовала ни на что, впрочем. Это была немка, велосипедистка — он уже проехала половину Германии и ей оставалось еще немного от Франции. Она была старше нас обоих, но мы все отлично поладили, много болтали и смеялись, втроем гуляя по городу.

А потом наступил вечер.

Н., как истинный кавалер, предложил дамам свой раскладной диван, а сам собрался ночевать на надувном матрасе на полу (как сейчас помню, что в тот момент, когда он надул его, место в комнате просто полностью закончилось! такой крохотной была квартирка. скрыться там было негде!).
Меня этот расклад ммммм ну не очень радовал 🙂
При этом, между нами еще ничего не было сказано — немка приехала и прервала наши пространные беседы как раз в тот момент, когда взгляды стали романтичнее, чем положено просто друзьям… и с тех пор мы еще не оставались одни. Игра взглядов и даже легких касаний продолжилась, конечно, но вот слов очевидно не хватало… хоть каких-нибудь.

Поэтому вечером случился момент, которым я до сих пор несколько горжусь. Наверное, глупо гордиться этим, но для меня, выросшей в патриархальном обществе, где девушке полагается сидеть, молчать и ждать — это был настоящий вызов. Так что да, горжусь.

Другая девушка куда-то отвлеклась на минутку, а мы сидели на диване и немножко стеснялись. 
Понимая, что у нас всего пара минут — и умирая от страха, но решив, что, в худшем случае, точно ничего не теряю — я тогда сама повернулась к Н. и тихонько сказала, глядя то ему в глаза, а то в пол:

«Ты знаешь, я была бы очень не против поспать сегодня пусть и на матрасе… но с тобой.»

Он, еле сдерживаясь от восторга и прожигая меня взглядом насквозь, только точно так же вполголоса спросил — ты уверена? Там вдвоем ужасно неудобно, я подумал, конечно, но мне было так неловко тебе предлагать это…
Я ответила, что уверена.

И так и случилось.
Понятно, что в ту ночь мы просто тиииихо-тихо целовались и обнимались.
(и он был прав, спать неудобно было просто дичайше!!).

А на следующий день Н. нашел, к кому из знакомых переопределить девушку (она, в отличие от меня, просила хост на две ночи сразу), и мы наконец провели ночь на диване и со всей радостью и нежностью, как и хотелось.
Взаимопонимание было таким, что мы даже договорились до того, что позже, в августе, вместе поедем в путешествие — в Россию. У меня из Фаро был билет в Мюнхен на 14-е августа, оттуда я собиралась заехать в Словению, там же встретиться с Н. — и мы вместе бы потом поехали в Москву (мне нужно было за визой). А там посмотрим, что и как.
Это было очень трогательно, впервые я не просто приехала и уехала, а еще и кто-то планировал что-то со мной совместное.

Если К. вызывал во мне огонь и страсть, то с Н. отношения стали мысленным островком романтики и умиротворенности. Он был тих, нежен и лиричен. А еще, с ним, в отличие от К., у нас были планы на будущее. Пусть и пока просто на путешествие, но все-таки…

Но, вернемся в 24 июля 2013-го года. 
Я в квартире Алекса, после всего, что было ночью и утром, и общаюсь с двумя мужчинами одновременно.

Н., в прочем, сразу сообщил, что он мимоходом, а вот завтра да — давай поболтаем.
Окей, отвечаю я. Завтра так завтра.
Но вдруг скучаю по нему, конечно. Появился и исчез!..

Незаметно подкрадывается вечер. Я собираю маленький рюкзачок на пару дней и иду на веганский ужин неподалеку. Это кооператив — что-то вроде коммунитарного дома (а скорее, гаража), где организовываются разные ивенты, концерты, лекции… И вот веганский ужин тоже, каждый день, всего три евро за большущую тарелку. По средам — там официальные встречи и каучсерферов тоже.

Я нахожу там Яру, девушку, с которой мы списались заранее. Она, под стать своему имени — ярая веганка, активистка.
Яра — португалка, хотя в свое время много путешествовала. Живет она непонятно на что, и вообще довольно странная — но я к ней сознательно еду, чтобы «посмотреть страну и людей», получить еще один аутентичный опыт. Она живет на настоящей португальской фазенде, с огромным, просто неохватным садом, полным фруктовых деревьев. Органических, что характерно.

Мы встречаемся, болтаем, заглядываем на еще одну каучсерферскую встречу по пути. И, наконец, едем к Яре домой, за реку, в Алмаду и еще немного дальше, в бесконечные поля землевладельческих угодий.

В полночь я вырубаюсь — под стрекот цикад и лай собак, в маленькой, неопрятной комнатке старого-престарого португальского дома, видевшего еще Салазара.
Что меня ждет завтра?..


День 5.

Проснулась я… крепко не в духе.

После аккуратной квартиры Алекса с супер чистым и свежим ремонтом — внезапно оказалось так неуютно снова попасть в мммм так скажем, низкобюджетный дом, в котором все было очень старым, захламленным и обшарпанным. Особенный контраст был, конечно, в ванной. После практически отельной белизны и чистоты я попала даже не в свое детство в хрущевке, а еще хуже.
Где, кстати, и обнаружила дополнительное неприятное известие — начало «мазать» и крутить живот, а значит — через день-два придут настоящие месячные.

Хорошо хоть, что у меня были с собой прокладки…

Но пмс, конечно, развернулся в полную силу. Силу фрустрации, особенно.

Например, я хотела есть — много, все подряд, как всегда до месячных… и было нечего.

Яра жила в этом доме со своим польским бойфрендом и двумя собаками. Отношения у ребят были странные — на тогдашний мой взгляд. Бюджет строго отдельный, мало разговоров и много — недовольства друг другом. Вместе они уже были лет пять точно, и Яра отметила, что «со временем, конечно, все становится совсем не так».

А собак я вообще всегда побаивалась, а старых — тем более не любила, из-за запаха.

Но самый сильный облом меня еще ждал впереди — в саду.

Вообще, я всегда больше всего на свете любила фрукты «с дерева». А тут — настоящий старый фруктовый сад! О, как я предвкушала! И на это же описание я, собственно, польстилась в профиле Яры прежде всего.

И вот, наконец, мы идем по саду. Здесь — яблоки, но они еще зеленые. Там — груши, тоже еще рано. Вот тут — огромное усыпанное плодами дерево инжира. И ни один из них еще не созрел…

Мы подходим к сливам. Их уже много валяется под деревом — значит, уже можно собирать, ура!!

— Я совсем не люблю фрукты, а сливы особенно, — комментирует Яра, в тот момент, когда я схожу с тропинки, чтобы протянуть руку к ветке. — К тому же, их невозможно собирать из-за муравьев.

— Муравьев?.. — и в эту секунду я чувствую ужасно неприятную щекотку в районе стоп и голеней. И, почти сразу — и боль.

Смотрю вниз — и с ужасом вижу, как во мгновение ока ноги чернеют. Их тысячи, миллионы!
Я ору как резаная и стремительно возвращаюсь на тропинку, прыгая и стряхивая с себя этих маленьких монстров.

— Ничего не могу с ними сделать, это просто напасть какая-то, — тем временем продолжает Яра словно ни в чем не бывало. — Я уже перепробовала все органические средства, но без толку. Это какие-то очень агрессивные муравьи, именно эти маленькие и черные. Их никогда здесь не было, они появились в округе только несколько лет назад! Очень кусачие, заразы и едят все, как саранча. Другие землевладельцы травят их химией, но тогда это все перейдет и в землю, и потом и в еду. А я не хочу их загрязнять. Но, с другой стороны, так тоже не получается полноценно жить с земли. Замкнутый круг!

Я наконец-то перестаю прыгать, но у меня мгновенно включается паранойя — я теперь не могу перестать высматривать муравьев. Оооочень тщательно выбирая, куда поставить ногу в каждом шаге (и это почти невозможная задача) — я возвращаюсь к домику и больше совсем не горю желанием что-то собирать в этом саду. И вообще выходить из дома.

Да я бы выжгла тут все к чертовой матери! Жить в таком!..

Мы едим что-то очень неинтересное (кажется, нут из банки, поджаренный в оливковом масле, с рисовыми хлебцами) и я ложусь подремать, сославшись на начинающиеся месячные. На самом деле, мне просто хочется остаться одной в относительной безопасности домика. Муравьи меня страшат ужасно, да и с Ярой как-то совсем неинтересно и странно.

Приходит сообщение от Алекса. Он спрашивает, все ли у меня хорошо и какие планы на завтра.

Аааалекс. Твою ж мать. Я совсем забыла про него.

Моя безнадега поднимается до краев. Черт-черт-черт, зачем я спала с ним? Ведь он мне совсем не нравится. Он старый и противный. Такой склизкий и обволакивающе-удушающий. Он фу. Эти морщины и эта седина, и лысина. Фу-фу-фу.
Никогда больше!

«У меня все хорошо, спасибо», — отвечаю я односложно. — «Завтра я бы хотела вернуться где-нибудь в полдень, наверное. У меня же есть ключи, не волнуйся. А потом, вечером, в 9 я уйду на вечеринку, если ты не против, и вернусь к полуночи».

Он не против. Он вернется к семи вечера и будет очень рад меня застать!.. Я старательно НЕ продолжаю дальнейшую беседу.

Потому что параллельно я болтаю с Н. И отчаянно, почти надрывно скучаю по его шуткам и объятиям. Мы обсуждаем наше будущее путешествие. Потом он уходит из сети.

Тоскаааааа.

А мы, тем временем едем на пляж. 
Едем все вместе и это очень странный пляж.
Ребята не раздеваются и не купаются. Просто сидят, играют с собаками и все.

Я предоставлена самой себе. Смотрю в волны и красные песчаные стены. Рисую пальцем ноги в отливе. Думаю.

Еще с большей уверенностью себе обещаю, что с Алексом — все кончено. Мне противно от себя самой — и это верный признак, что я делаю что-то не так. Значит, пора прекратить.

Мы возвращаемся, снова едим что-то очень скучное на ужин (кажется, макароны с томатной пастой), и я с облегчением ухожу к себе.

Засыпаю я, прислушиваясь к каждому шороху. 
Мне снятся кошмары, я постоянно просыпаюсь.

Чертовы муравьи!..


День 6.

Проснулась я с мыслью — вставать и валить!

Собственно, так и сделала. Быстренько собрала вещи, прояснила, как мне добираться до станции и пошла.
Ходить пешком я всегда обожала.

Даже в самые, казалось бы, критические моменты путешествия, когда мне приходилось идти пешком совсем не по собственному желанию и под тяжелым рюкзаком — я все равно невольно брала из этого ресурс.
Например, когда шла три километра по полям от нового пропуского пункта к старому — на венгерско-хорватской границе. Помню, как я любовалась природой и небом, наслаждалась дорогой под ногами, слушала музыку (специально достала плеер, да!).

Ресурс нашелся даже когда я шла километров пять по автостраде во Франции — там, где этого делать нельзя категорически. На автостраде вообще нельзя останавливаться без очень сильной причины и выходить из машины без специального жилета. А я — шла пешком! Странный дяденька высадил меня на обочине (да-да, остановившись там, где не должен был), сказав — тут пропускной путь на платную дорогу прям вот через триста метров, а мне туда нельзя, иначе потом никак будет не вернуться. И я пошла одна. Боялась полиции ужасно, поэтому концентрировалась на шагах. На всякий случай перелезла через ограждение и шла по небольшой канаве, но это бы меня все равно не спасло от штрафа, это было просто самоуспокоение…
Через пять км дошла до… заправки! Это было даже лучше! Уффф, как я радовалась. И сознательно дала себе минимум полчаса просто на сидение на травке, жевание яблока и отдых. Заслужила. Повезло. Дошла.
Когда поймала машину, выяснилось, что до пропуского пункта было еще столько же!..

Но больше всего я люблю — уходить откуда-то, где мне было некомфортно.
Идти и чувствовать — все сделала правильно. Впереди только лучше!..

И вот я шла — налегке, в шлепанцах, летним утром по солнечной Португалии.
Кайффф!

Дальше тоже все было просто и легко. Электричка, квартира, душ, еда, отдых, компьютер.
Время пролетело незаметно.

В семь пришел Алекс…

После приветствий (мы по-дружески обнялись) я глубоко вздохнула и сказала: «Нам надо поговорить».

Кажется, Алекс даже не успел разуться…

Мы сели на диван. Сидеть просто рядом было неуютно и неудобно для разговора. И натянуто. К тому же, для такого деликатного разговора мне очень важно было создать атмосферу. В первую очередь, для себя.
Поэтому я… положила ноги ему на колени, а голову на плечо. Ну, в конце концов, телесно мы уже были близки, и вообще это по-дружески. Чего уж тут.

Я начала разговор с рассказа о поездке. Как мне там оказалось страшно и неуютно, а тут еще месячные! (они потихоньку начинались, тем временем)
Но главное — то, что я ощутила дикую неправильность произошедшего во вторник. Что он, Алекс, мне, на самом деле, совсем не нравится как мужчина, и, если бы не танцы, то я бы никогда не согласилась пойти с ним в постель…
И ради бога, давай все забудем и останемся друзьями!!! Ведь мы так здорово дружим, даа?..

Алекс слушал все это и гладил меня по спине. Когда я закончила, он глубоко вздохнул и сказал:

«Если ты так решила и если ты больше ничего не хочешь со мной — что ж, я принимаю это. Давай будем просто друзьями. Это у нас и правда отлично получается.»

Ооооо!!!… 
Он был так невероятно благороден в этом принятии моего отказа, что я расчувствовалась и расплакалась там же у него на плече.
Мы что-то еще говорили, я жаловалась ему, он меня гладил и принимал.
Принимал…

Когда я наконец сползла с его колен, чтобы пойти готовиться к вечеринке, у меня было ощущение, что с моих плеч свалился огромный камень.
Алекс мне снова нравился — да, не как мужчина, но как человек. Я перестала его бояться, бояться его взглядов и обнимашек.
Конечно же, я тут же сообщила ему об этом.

«Мне снова стало так легко и безопасно с тобой общаться! Спасибо тебе огромнейшее, что ты так взросло и зрело это все принял!..»

Он ласково улыбнулся.

Мне даже словно не захотелось уходить, так интересно и легко оказалось снова с ним болтать.

Но я решила, что у нас еще впереди целые выходные, и вообще — жизнь сама себя не живет. Надо выходить из дома.

На выходных, кстати, Алекс прямо настоял еще в в самом начале. Изначально я планировала остановиться у него как и всегда — только на пару дней, до поездки к Яре, а потом переехать к другому хосту еще на пару дней, а потом к следующему и тд.
Но он буквально в первый же день спросил, не хочу ли я остаться на подольше, и особенно — на выходные, чтобы он мог меня повозить по окрестностям на машине. 
О-хо-хо, на машиииине.
Да и у него дома так комфортно, что мысль, что можно и не менять ничего — меня порадовала. К тому же, именно в Лиссабоне у меня не было ни одного хоста, на которого у меня были бы хоть какие-то надежды. Во Франции — были. В Порто — были. А в Лиссабоне — не нашлось.

В общем, я согласилась. И впереди нас ждали выходные.

По пока — 9 вечера пятницы, и я иду на каучсерферскую встречу в трех кварталах отсюда.
Там человек пятнадцать народу, гендерно примерно пополам. Жарят блины, пьют вино, болтают, знакомятся. Ничего особенного.
Я тут же начинаю восторженно засматриваться на одного парня — голландца, высокого, красивого. Невероятно, до мурашек похожего лицом на моего бывшего бойфренда, только в увеличенном и улучшенном формате. Но — те же русые локоны, те же скулы и губы, та же гитара… А как он восхитительно одет! Блииин. Глаз не оторвать!..

Впрочем, очень, очень быстро становится понятно, что он холоден как лед. Да, он болтает со всеми и смеется, но при этом — ни-че-го. Неприступная скала. Не только ко мне — он одинаково равнодушен ко всем девушкам, а уж пялюсь на него далеко не я одна.

Эээх.

При этом я чувствую, что мне внезапно начинает оказывать знаки внимания хозяин квартиры. Он португалец, довольно интересный, но без особого восторга. Впрочем, его внимание приятно (особенно когда с голландцем просто как рыба об лед), я флиртую в ответ.

Но вот уже почти полночь, меня тут ничего не держит, и мне пора домой.
Португалец вызывается меня проводить. Тут недалеко, но я радостно соглашаюсь — все-таки темно, незнакомый город, московская привычка не светить телефоном на улицах ночью…

На улице он решительно идет в атаку.
Я позволяю себя целовать, но не больше.

Подвыпившие португальские парни… ну, вы уже помните из первого дня.

Он пытается настаивать.

«Да зачем ты уходишь? Оставайся у меня, тут есть место, где спать!»

Я отвечаю, что я обещала своему хосту, что вернусь не позже полуночи.

«Это мужчина, да? И ты с ним спишь, конечно! Раз обещала вернуться!»
«Нет, мы просто друзья!..»
«Да ладно, я же вижу тебя насквозь! А сколько ты еще тут будешь дней? А давай ты переедешь ко мне завтра?»
«Нет, сорри, у тебя и так живет куча народу, а там я одна и в комфорте.»
«Ну, тогда просто приходи!..»

В общем, как-то так мы все-таки доходим до нужного мне поворота (у меня большооооой опыт затягивания разговоров, спасибо автостопу), и я вырываюсь из его цепких лап.
Уфф.
Вот же ж.

Возвращаюсь «домой».

Алекс еще не спит, конечно, он меня ждет.
Я внезапно понимаю, что рада была вернуться к нему с этой странной вечеринки.

Обнимаемся на прощание и я иду к себе под окно, где умиротворенно засыпаю.

Завтра меня ждет классная поездка и вкусная еда. 
И никакого, никакого лишнего волнения.


День 7.

Проснулась я… с удовольствием.

Алекс дружески поприветствовал меня на кухне за кофе, мы что-то перекусили и поехали.

«Ты хочешь знать наши планы или предпочитаешь сюрприз?» — это он спросил меня еще накануне.

«Сюрприз, конечно!» — радостно воскликнула я.

Ох, люблю кайф ничего-самой-не-планирования!..

У него оказалась небольшая, но бойкая машинка — двести шестой пежо, серебряный и, по выражению самого Алекса, «абсолютно невидимый в потоке».
Сели, поехали.

По пути заехали в супермаркет.

«Бери все, что надо для обеда в полевых условиях!» — улыбнулся он.

Хааа, это он зря.

Я взяла бананы, три пакета с разными орешками и арбуз. Ножик предусмотрительно у меня уже был с собой.

Алекс удивился, но виду почти не подал. Это я потом узнаю, что он был в легком шоке от моего видения «обеда» 🙂 
Но тогда все, абсолютно все во мне его восхищало.

Наконец, мы выехали за город. Долго ехали вдоль береговой линии — красиво было невероятно!..

Потом поднялись в гору и поехали извилистым серпантином.

«Тут очень особое место, обычные туристы про него мало знают. Но это самый красивый вид в окрестности!»

Serra da Sintra. Не город, а гора. И не дворец даже — потом мы поедем и туда, но еще только через пару часов — а вот самая-самая макушечка горы, со стороны Кашкайша. Там, где старый пустой монастырь, ступеньки и валуны.
Там открывается таааааакой вид на устье Тежу и на все побережье до Синтры — что дыхание перехватывает в два счета.
Ого!… Спасибо, Алекс.

Там же, недалеко в лесу, за столиками, мы «пообедали». Арбуз не хотел открывать, сок тек по рукам, мы смеялись и болтали.
Было хорошо.

Правда, меня слегка пошатывало — месячные наконец пошли как положено, и низ живота сильно ныл.
Может быть, еще поэтому я держалась эдакой осторожной принцессой 🙂

Потом был тот самый дворец, а потом — на закат — Алекс привез меня на мыс Рока, самую западную точку Европы.
Нет, натурально — он рассчитал все до минуты! Заранее узнал, во сколько садится солнце, и все распланировал!

Было здооооорово.
Тот закат до сих остается одним из самых потрясающих моментов моей жизни.

Я сидела на камне, на утесе, внизу мерно накатывал волнами океан — и вообще, океан был повсюду, куда только ни глянь! В душе просыпалось что-то такое, от мореплавателей — море звало.
И солнце садилось в этот недостижимый горизонт, в эти волны за краем Земли….

«Как же хорошо, что я в тебя не влюбляюсь», — внезапно сказала я Алексу, сидевшему рядом.
«Почему?» — наверное, очень офигел он.
«Потому что это такая невероятно красивая страна, что я обязательно захотела бы тут остаться…»

Алекс промолчал.

Много дней спустя он скажет мне, что в тот момент голос Барни из «How I met your mother» ворвался в его голову упрямым возгласом: «Hmm… challenge accepted!!»

…возвращались мы снова вдоль моря.
В какой-то момент краски пост-заката стали такими, что я не выдержала: «Остановись, пожалуйста! Прямо сейчас!»

Он съехал на обочину, я выхватила камеру и начала все это снимать.
Какой закат!..

И с этим ушедшим солнцем в душе я и пошла спать в ту ночь. Спокойно и умиротворенно, как давно не.

Боже, какая же красивая страна!
И завтра у нас еще одна поездка!..


День 8.

Проснулась я поздно…. и мгновенно подскочила, чтобы не дай бог не испачкать простыню. Месячные разгулялись во всю мощь… девочки поймут про это утреннее мммм резкое вставание 😑

Я мало что помню из того дня.
Было жарко, низ живота крутило, каждый час-два я бегала в туалет, и даже менструальная чаша не справлялась. Что тут еще объяснять.

Помню фрагментарно.

Вот мы ходим по музею современного искусства в Белеме, и там такие безумные абстракции, что к концу выставки у меня ощущение полной накуренности. Я в каком-то трансе, перед глазами все мелькает.
Алекс смеется и извиняется одновременно: «Прости, если бы я знал, что на тебя это так повлияет, ни за что бы сюда не потащил, да еще и в таком состоянии!»

Вот мы сидим-лежим у дерева в саду у этого самого музея. Помимо наведенного транса, у меня как раз самый пик менструации, я меняю чашу раз в час и вообще еле жива.
Алекс меня фотографирует. А потом просто сидит рядом, пока я отдыхаю, и мы о чем-то говорим..

Потом я с огромным удивлением узнáю, что весь тот час на террасе он тщательно прятал от меня и других посетителей свою совершенно юношескую эрекцию 🙂 Ну, любовался лежащей мной и вспоминал, ага )

В тот день мы были еще в каких-то музеях, и в церквях, и гуляли по набережной, конечно.

Ничего не помню…

Помню только с того момента, как мы приехали домой.

Мы ужинали, я смотрела на Алекса и думала — боже мой, он такой хороший. Такой мудрый, принимающий все мои капризы и слабости. Такой щедрый, ведь он меня кормит, поит и катает.
Ни словом, ни жестом за все выходные он никак не перешел мои границы, какими бы странными они не были.
Я почувствовала огромную благодарность к нему.

Поэтому после ужина настал мой черед его радовать.
Щелчком выключателя я устроила полумрак, а потом решительно подошла к нему и поцеловала — жарко, страстно.
Он говорит, что очень сильно офигел в тот момент 🙂

Мы целовались какое-то время. Я сняла с себя футболку и повернулась так, чтобы свет падал нужным образом на грудь. Она у меня очень красивая, всегда была — пожалуй, единственное, к чему в моем теле я не могла придраться даже в самые мрачные времена самоненависти. 
И Алекс очень визуален, как я уже успела узнать к тому времени…

А потом… потом я легконько подтолкнула его к столу и сделала так, чтобы он оперся на него спиной и рукой.

«Don’t say anything, just enjoy», — и нежными поцелуями я спустилась к его ширинке…

Ох.

Могу только сказать, что Алекс до сих пор вспоминает тот конкретный минет 😎😅

…потом мы лежали в обнимку на полу, там же, на моей импровизированной постели, и разговаривали.

Обо всем — о жизни, прошлом и будущем, мечтах и планах.

В какой-то момент, в ответ на мой рассказ о том, как сложно переехать в ЕС, имея российский паспорт, он вдруг сказал, полный решимости:

«Я знаю, это сейчас прозвучит слишком… ну, поспешно, что ли. Но. Если ты вместо Словении захочешь остаться здесь в Лиссабоне со мной, я все сделаю для этого».

ЧТО?!…

Тогда офигела уже я.
Он предлагает мне пойти за него замуж? Вот так, через неделю знакомства?!..

«Эээ… спасибо тебе большое, конечно. Но… я думаю, что это как-то слишком серьезно. Мы же с тобой друзья, помнишь? Сегодняшний вечер ничего не меняет… И я все-таки поеду в мою Словению.»

«Да, я понимаю… Но я просто хотел это озвучить, чтобы ты знала, что у тебя есть этот вариант. Тогда, может быть, я буду ездить к тебе в эту чудесную страну!»

Я невольно подумала — боже, какая наивность, да зачем ты мне там будешь нужен!..

На ночь он пошел спать к себе.

А я засыпала вся взволнованная. Что?.. вот так, легко и просто — я могла бы остаться в Европе?.. Да, не Словения, но Португалия… такая невероятная страна…

Блин. Эх, и почему он мне не нравится больше, чем друг!..


День 9.

Проснулась я поздно.
Специально, чтобы не пересечься с Алексом — зачем нам это обоюдное смущение?..

Вчера мы разошлись по своим кроватям на пике эмоций. Он — от моего резкого с ним физического сближения, а потом — моего очередного отказа. Я — от его предложения…
Это было бурно, красиво и мощно. Теперь нужен некоторый откат и совершенно незачем все портить лишней, да еще и утренней встречей.

К тому же, вчера мы договорились, что я остаюсь у него еще на неделю — с двумя условиями.
Первое — он всю эту неделю питается строго по-вегетариански (я тогда была веганкой…).
Второе — он свозит меня в пятницу в Сетубал, на концерт португальской группы Deolinda, чьей музыкой я начала заслушиваться еще предыдущей зимой в Словении и потом по их же текстам учила португальский.

Ну, я шутя предложила эти условия, когда он пригласил меня еще на неделю, а он возьми да согласись. Так что я решила и правда остаться.
А что — меня тут кормят, поят и обнимают. Еще и в центре живу. Красота!..

Впрочем, этим вечером у меня были планы. На два дня я собиралась в Синтру, к другому хосту. Не то, чтобы мне очень хотелось уезжать… Но по фото мальчик был ооочень симпатичный. Плюс мы тоже общались еще заранее в личке, он через несколько недель ехал в Россию, поэтому общение обещало быть взаимоинтересным. Ну, и в Синтре я была проездом и, можно сказать, так ничего и не видела, кроме дворца на горе. А тут можно будет прям осмотреться.

Но к нему я ехала вечером.
А пока… пока я сидела в так полюбившейся мне квартире Алекса, пялилась в монитор и грустила.
Не то, чтобы очень — все-таки в фейсбуке были параллельно открыты три чата со всеми моими тремя кавалерами — с К., Н. и Алексом.
Серьезно, я не успевала отвечать и переключаться все время!
Хорошо, хоть язык был один и тот же — английский.

И как-то…
С Н. мы говорили про путешествие, визы и даты — это было нужно, но совершенно обыденно.
С К…. в тысячный раз перемалывали о том, чем для него стала наша встреча и вообще я. И вдруг в первый раз — мне стало скучно. Типа — опяяять?.. Я это уже столько раз слышала, чувак!
А Алексу я внезапно стала писать о том, что у меня было внутри в тот день.

А было там — нежелание никуда ехать как триггер. А под ним — желание уже остановиться в своей странной кочевой жизни и начать делать что-то конкретное. Учиться, работать, создавать что-то нужное людям. Что-то осязаемое. Не только потреблять доброту мира, но и отдавать в него.

Получалось внезапно очень глубоко. И именно окошко чата с Алексом мигало сообщениями все чаще.

Под влиянием вчерашнего разговора я полезла еще раз посмотреть его профиль. Открыла доступные фотографии, внимательно в них вглядываясь…
Да нет, вообще-то он очень симпатичный!..

Некоторые фото были просто ах. О чем я ему тут же и сказала. Он поблагодарил.

А потом…
уже не помню, к чему…

он вдруг написал:

«You know i didn’t want to tell you it yet, but… then I thought why not»

И следующим сообщением:

«I love you»

И потом…

….еще что-то про то, что это ни к чему меня не обязывает и я свободна как птица. Но да, он был бы счастлив суметь создать тот сад, который меня привлечет и в который я захочу прилетать.

Эээээээээ, подумала я. Ээээээээ!..

Поблагодарила и тихооооонечко так стала закруглять разговор. Нет, был дико приятно, конечно, что его так накрыло. Но все равно ой.

Подкрался вечер и я поехала к тому парню в Синтру, с надеждой на новое приключение.

Ха.
Три раза.

Во-первых, это оказалась не Синтра толком, а пролетарские предместья не самого интересного вида.
Во-вторых, квартира была вся в ремонте и там было адски неуютно. А у меня, между прочим, месячные еще не кончились 😏
В-третьих, сам парень… Он был странный. С этаким легким налетом безумства.
Нет, совершенно неопасный, по моим ощущениям, но… ээээ… с ним было странно общаться. И немножко не о чем.

…я лежала на неудобном диване, с тоской вспоминала свой уютный уголок под окном в квартире Алекса, и внезапно подумала — ладно, завтра мы с этим чуваком едем в еще один дворец, он обещал меня сводить какими-то хитрыми путями бесплатно. А потом… потом вечером я вернусь в Лиссабон. Незачем мне здесь оставаться на вторую ночь.

Решив так, я взяла телефон и написала Алексу — я вернусь завтра вечером вместо послезавтра, это же окей?

«Конечно», ответил он. — «Я буду очень рад.»

Уфф. Окей, завтра будет интересная поездка, а потом — снова в комфорт.

А теперь — спать.


День 10.

Я проснулась рано.
Было неудобно лежать, я прокрутилась полночи, и, когда солнце наконец залило комнату — со вздохом решила вставать.

Впрочем, мой хост этому даже порадовался. 
«Пойдем пораньше, пока не так жарко».

И мы пошли.

Он завез нас куда-то за город и в леса.

«Вот этот забор,» — показал он на тянущуюся вдоль дороги высоченную каменную стену, — «это забор музея Quinta de Regaleira, одного из самых знаменитых в Синтре. Ты же там еще не была, верно? Ну, значит, туда и слазим.»

Слазим?..

Эээээ. Он упомянул вчера как-то особый способ бесплатного прохода в музеи… и я так понадеялась, что он где-то кого-то знает, и нас пропустят… что же имелось в виду на самом деле?..

Мы шли по тропинке. Справа и слева высились каменные кладки.

«Там, дальше — она сильно понижается, и можно будет перелезть», — подтвердил он мой опасения.

О боже, мы все-таки и правда полезем через забор?!…

Вообще, меня подобным было не испугать. Я и в транспорте безбилетницей ездила в этом путешествии, и продукты по мусоркам собирала (модное студенческое движение Dumpster Diving), что, как бы, тоже не всегда легально.

Но… как-то за прошедшую неделю у Алекса было таааак комфортно, что он везде платил, везде возил и кормил. Можно было ни о чем не думать, не волноваться и чувствовать себя в полнейшей безопасности.
К хорошему быстро привыкаешь, блин!..

Ладно. Раз уж я тут — в конце концов, не буду же отступать. Перелезу!

Мы шли, а тропинка все не кончалась. В противоположной нужной нам стене то и дело возникали довольно большие проходы, в который мог при старании втиснуться и небольшой человек.

Мой спутник рассказывал, что это большая сеть не то канализации, не то ходов, вырытых в давние времена. Особо смелые туда лазят, строят карты проходов и вот это все.

«Смотри, видишь, там пауки?» — посветил он фонариком в одну из них, и в эту же секунду там зашевелилось, задрожало и рассыпалось миллионом ножек иссиня-черное кружево. — «Вот это главная проблема. Их там просто дофига, в этих ходах. Где-то уже повыжгли и потравили, но это редко. А обычно зайдешь на пять метров — и там паучий ад.»

Ыыыыыы!.. Адом для меня было уже просто посмотреть в луч этого фонарика!..

Наконец, мы добрались до какого-то только ему известного «правильного» места. Действительно, стена тут была очень низкой, не больше полутора метров. Правда, за ней высилась вторая — чуть повыше. Но тоже вполне себе преодолимая.

«Смотри, вот тут скол, это специально, это наши делают, чтобы удобнее было цепляться», — дал он мне инструкции. — «А на вторую стену я тебя подсажу. Главное, сделать все максимально быстро, чтобы нас никто не увидел. И потом так же быстро затесаться в толпу».

И вот надо было оно мне сюда тащиться!… обреченно подумала я, подтягивая ногу к сколу.

Но, стены мы преодолели легко и быстро, в целом, и оказались наконец внутри.
Уфффф.

А внутри…

Ну да, офигенные гроты и постройки. Виды и архитектура. Красиво.
Но вот этот вечный стресс быть пойманными….

В какой-то из привалов мы сидели наверху башни, жевали морковки и фоткали окрестности и друг друга.
Я смотрела на него и думала — боже, такой красивый молодой парень (он был на пару лет меня старше), но какой же странный.

Тогда я просто определила для себя — странный, но сейчас, вспоминая — я понимаю, что за все сутки, проведенные рядом с ним, я не услышала ни одного восторга, радости, просто — позитива.
Нет, у него всегда и все было не так, все вокруг виноваты и жизнь-боль.

Потом я узнáю, что среди португальцев это встречается чаще, чем хотелось бы 😕

Но, в общем, тогда, несмотря на все красоты и отличную погоду — я еле дождалась момента, чтобы уже можно было возвращаться в Лиссабон.

Алекс был дома.
После душа и ужина я уютно и уже даже словно бы привычно устроилась подле него на диване, сложив свои ноги ему на колени и склонив голову на его плечо.

Мы разговаривали…. наверняка о чем-то важном, хорошем и приятном, но я не помню ничего.
Помню только ощущение — тепла, спокойствия и умиротворенности.

Наконец, когда пришло время спать, он очень-очень мягко даже не спросил, а просто сказал — про себя: «Я совершенно не хочу на тебя как-либо давить, и даже просить, просто знай, что, если ты захочешь сегодня переночевать у меня в спальне, я был бы страшно счастлив».

Я улыбнулась, обняла его и легонько поцеловала:
«Не сегодня.»

И, чуть помедлив, добавила:

У меня еще не до конца закончилась менструация. Может быть, завтра.»

Он кивнул, принимая мой ответ, и ушел к себе.

А я заснула, нежно улыбаясь фонарю — за моим любимым лиссабонским панорамным окном ever.


День 11.

Проснулась я… а в кухне меня ждала большущая папайя.
Или, как называется этот сорт в португальском — мамау, mamão.

Алекс купил его специально для меня, зная, что я его успела полюбить.
Ах, как же было приятно!..

Весь день я, по сути, провела «дома».

Прибрала кухню, протерла ванную, подмела и помыла полы. Разобрала давно просто так болтающуюся на веревке сухую одежду, аккуратной стопочкой сложив вещи Алекса ему на постель.

Словом — я чувствовала себя безумно благодарной за все и искала способы это выразить. В воскресенье это был минет, а сегодня… ну, вот, приборка. Нужное дело, между прочим.

Параллельно я, конечно же, общалась по скайпу с K. Он вообще не пропадал с моего радара все это время и здорово отвлекал меня от реальной жизни.
Я понимала, что это уже стало в своем роде болезненной историей, которую надо бы прекратить — ведь у нас никакого совместного будущего!.. но каждый раз продолжала общение. Оно было слишком сладким, К. давал мне много внимания и здорово наглаживал самооценку.
Впрочем, в тот день, помнится, я в очередной раз решила, что все, хватит. Надо ставить уже жирную точку.
Сказала ему об этом — и он согласился, разумеется. Его колбасило намного хлеще меня, и он сам понимал, что пора прекращать общение. 
Мы попрощались…

Я ушла домывать полы. На душе было очень грустно. И светло одновременно. Ээээх….

После работы Алекса мы с ним встретились в городе и пошли на каучсерферскую встречу и веганский ужин в одном лице. Помните, я рассказывала о таком в дне 4? Ну вот, они же были каждую неделю. И мы пошли снова, только теперь уже вдвоем.

Там было довольно много народу. Мы сидели на столом, ели и активно общались с соседями напротив.
И надо же было так случиться, что, между другими малозначительными разговорами, Алекс умудрился ввязаться в глубокую философскую дискуссию, о политике и религии. Его собеседником стал довольно необычный португальский парень, который много путешествовал по Африке, недавно принял ислам и теперь готовился к переезду в Марокко. Просто по зову души.

Я не помню уже, о чем они говорили… Но помню, что я слушала Алекса, как завороженная. Боже, какой же он умный и глубокий! Как интеллигентно он спорит, как мудро аргументирует. Как к месту соглашается…

Впервые я увидела — услышала! — его такого со стороны. Не со мной, а вот так, говорящего с кем-то случайным.
Все верно, мы же никогда не были в обществе так, чтобы общаться с кем-то еще. А тут — получилось… и я смогла его увидеть, не направленного только на меня.

Это было восхитительно. Он был — восхитителен!..

В тот вечер в моей голове перещелкнулся тумблер. Я тогда этого еще не осознала, но…
Когда мы, выйдя со встречи, завернули за угол — я вложила свою руку в его. Мне вдруг стало приятно идти рядом с ним за руку. Говорить с ним, быть его спутницей в глазах случайных прохожих.
Такое легкое, еще совсем неосознанное чувство.

Дома он ооочень удивился прибранной квартире. Слегка опешил даже и засмущался. Сказал, что я совсем не должна была этого делать.

Ничего-ничего.
Я была очень рада, что у меня получилось его порадовать.
Получилось выразить свою благодарность — за все.

И потом ночью… да, и ночью я наконец-то снова, через неделю после того странного первого раза — осталась у него в спальне.

Ну, месячные наконец совсем кончились… у нас уже все было… так отчего же было не повторить, верно?.. 
В конце концов, мне же надо развеяться и отвлечься после того, что сегодня было с К.!
И Алекс правда отличный любовник.
И друг…


День 12.

В тот вечер мы снова собирались на сальсу.

Теперь уже без кого-либо с Каучсерфинга, просто сами по себе. Я хотела еще потанцевать и решила, что не буду упускать такую возможность.
И думала — как бы так аккуратненько с Алексом, чтобы другие мужчины не думали, что я только с ним и не боялись меня приглашать, особенно хорошие танцоры?..

Но, к моему удивлению, все прошло совсем иначе, чем я себе представляла.

Вечеринка в этот раз мне показалась ужасно неуютной. Хороших партнеров было раз-два и обчелся. Большинство не танцевало вообще, пришли просто в бар. Было накурено, шумно и пьяно.
Фу.
Не прошло и получаса, а я все больше сидела рядом с Алексом и все меньше танцевала.

Наконец я сказала ему: «Пойдем отсюда, лучше прогуляемся».

Он удивился: «Ты же так хотела танцевать?.. Ты уверена? Если мы сейчас выйдем отсюда, назад уже не войдем с этими их дурацкими правилами фейс-контроля.»
«Уверена», — я твердо посмотрела ему в глаза.
Мы вышли и пошли по подмосткам вдоль реки. Было хорошо. Свежо и красиво.
Я сама взяла его за руку (он берег мое пространство и не хотел навязываться). Сама обняла. Ощутилось — мы здесь как пара.

Так, обнимаясь и о чем-то разговаривая, мы простояли у воды довольно долго.
Это было — приятно. Вдруг мой фокус внимания сосредоточился на нем, и я ощутила себя в его руках как в уютном гнездышке. Еще, отдельно — было безопасно и комфортно ощущать себя под его защитой в этой такой чуждой мне среде ночных клубов и вечеринок. Я никогда не была cool enough, чтобы любить это. Конкретная очень узкоспециальная дискотека по какому-то виду социальных парных танцев — да, пожалуйста. Но просто так, абстрактно «в клуб» — я не ходила никогда и, если случалось, всегда ощущала себя там ужасно.
А тут у меня был Алекс…

Мы поехали домой.

Там, конечно, был душ и секс, и его нежные объятия…

Впервые — он уснул первым.

А я лежала в темноте и тишине, слушала его дыхание… и вдруг невозможная мысль пришла мне в голову.

Да, если я сейчас уеду, то я не знаю, что найду и кого встречу на пути… но вот его, такого близкого и понятного — я совершенно точно потеряю!..

Думать об этом вдруг оказалось невыносимо больно. Нееееет!!!…

Я повернулась к нему. Алекс спал и даже не догадывался о буре в моем сердце.

Не в силах терпеть до утра, я нежно провела рукой по его груди. Он довольно долго не хотел выплывать из объятий Морфея, но я была настойчива, и вот он наконец все-таки зашевелился и открыл глаза.

«Ох, извини, пожалуйста, что я тебя разбудила! Но мне очень-очень нужно тебе сказать важную вещь! И я не хочу ждать утра!»

«Все в порядке», — он поморгал немного, чтобы прийти в себя и с готовностью повернулся ко мне. — «Что такое? Я буду тебя слушать, сколько потребуется».

«Я… я… i think i love you too», — дрожащим голосом, почти шепотом сказала я, от смущения пряча свое лицо ему в плечо.

И услышала, как его дыхание перебилось от едва сдерживаемого восторга.

Правда, он еще даже не успел ничего ответить, как я сразу продолжила: «И да, я хотела бы остаться с тобой здесь, в Лиссабоне.»

Как вы понимаете, в ту ночь мы почти не спали больше.


Серия публикаций: Эволюция отношений с Алексом

Юлия Сианто

Привет! Я автор этого блога и, по совместительству, человек, который любит собирать и рассказывать истории.

Подробнее обо мне можно почитать тут.

Основная площадка, где я веду блог - это мой аккаунт в фейсбуке. Этот сайт - скорее библиотека.

Я пишу разные тексты - о внутреннем поиске, писательстве, отношениях и, конечно, материнстве. Еще я собираю и редактирую чужие анонимные истории, об этом мой проект "Истории из Шкафа".

В общем, заходите, читайте, а если понравится - фолловьте в фейсбуке и подписывайтесь на мои нерегулярные, но очень душевные письма (форма подписки будет ниже).

До встречи? :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *